ФОРУМ ПОИСКОВИКОВ "БРЯНСКИЙ ФРОНТ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



д. Подковка

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ПАМЯТНИК 35 СОЛДАТАМ И ОФИЦЕРАМ
И 79 МИРНЫМ ЖИТЕЛЯМ д. ПОДКОВКА, РАССТРЕЛЯННЫХ ГИТЛЕРОВЦАМИ 27.03.1942 г.


http://sd.uploads.ru/t/TYonG.jpg

( Фотографии: AnMak81. Источник: https://fotki.yandex.ru/users/anmak81/album/156978 )

Паспорт захоронения ВМЦ № 32-635/2014 в д. Подковка Рогнединского района
Страна захоронения: Россия
Регион захоронения: Брянская обл.
Номер захоронения в ВМЦ: 32-635/2014
Место захоронения: Рогнединский р-н, Шаровичская с/а, д. Подковка, кладбище, братская могила
Вид захоронения: братская могила
Состояние захоронения: хорошее
Количество могил: 1
Захоронено всего: 35
Захоронено известных: 35
Захоронено неизвестных: 0
Кто шефствует над захоронением: Шаровичская сельская администрация, местное население
Источник: https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=90463499
Ссылка на документ. Стр. 1: https://cdn.obd-memorial.ru/html/fullimage?id=90463500&id1=99185218da7a0993c74afd000e8dcff4&path=Z/017/Паспорта ВМЦ/Брянская область_2/00000460.JPG
Ссылка на документ. Стр. 2: https://cdn.obd-memorial.ru/html/fullimage?id=90463501&id1=75302c62875b69d80124f962387c43f6&path=Z/017/Паспорта ВМЦ/Брянская область_2/00000461.JPG
Ссылка на документ. Стр. 3:  https://cdn.obd-memorial.ru/html/fullimage?id=90463502&id1=ee1ffa17f6405bc0aa61f5e783af8870&path=Z/017/Паспорта ВМЦ/Брянская область_2/00000462.JPG

http://sd.uploads.ru/t/E8o36.jpg http://sa.uploads.ru/t/EmT31.jpg http://s3.uploads.ru/t/q4GpA.jpg

ФОТО

http://s9.uploads.ru/t/C3x5h.jpg http://sa.uploads.ru/t/UZ6sn.jpg
http://s9.uploads.ru/t/Fc2pH.jpg http://s8.uploads.ru/t/zi1Al.jpg

2

В ПОДКОВКЕ ПОМНЯТ

     Наиболее ярко сохранилось в моей памяти пятое задание в тылу врага с ротой автоматчиков Истребительного мотострелкового полка УНКВД Москвы и области. Ротой, в которой было 123 человека, командовал С.Г.Растрыгин, политруком был В.С.Вартанов. Предстояло действовать в тылу врага совместно с местными партизанами в Рогнединском районе Брянской области. В нашу задачу входило повреждение железнодорожного полотна на участке от Кирова до Рославля, чтобы немцы не могли подвозить технику и живую силу.
     Март 1942 года, но зима еще не отступила, стояли морозы. При переходе линии фронта в два часа ночи вдруг затрещали автоматы, застрочили пулеметы, высоко над нами повисла осветительная ракета, мы залегли. Белые маскировочные халаты делали нас незаметными для противника. Когда стрельба стихла и ракета погасла, мы двинулись вперед. Минуты казались часами, груз за плечами становился все тяжелей и тяжелей. Кругом ни жилья, ни человеческой души. Всю ночь, без отдыха, мы шли, шли и шли. Непомерно одолевала усталость. Наконец показался желанный лес и у нас как будто сил прибавилось. Прислонившись к деревьям, немного отдышались. Усталость давала о себе знать. Утром пришли в деревню Малые Желтоухи, где нас встретили партизаны местного отряда, руководимого Ф.В.Аксеновым.
     На следующий день мы добрались до деревни Марьевка Рогнединского района, откуда отряд особого назначения, приданный нашей роте, под командованием Е.А.Россова, уходил минировать железнодорожное полотно у станции Желынец. Бойцы подорвали эшелон из 10 вагонов и уничтожили более 400 немцев.
     В деревне Барсуки находился гитлеровский гарнизон, около 250 человек, который особенно свирепствовал в округе. За три дня до прихода нашего отряда фашисты расстреляли 18 мирных жителей, в основном женщин и стариков, в деревнях Нижнее Бунево и Подковка. В ночь на 1 апреля рота Растрыгина, отряды Россова и местных партизан подошли к Нижнему Буневу, чтобы отомстить извергам. Однако немцы нас засекли и открыли стрельбу из автоматов и пулеметов. Появились первые раненые, я перевязала их и стала перетаскивать в дом местного жителя. Мне стало жарко, но страха и усталости я не чувствовала. Сбросив шапку - ушанку, накрылась капюшоном маскхалата и снова бросилась туда, где шел ожесточенный бой и было много раненых.
     Ранило Е.А.Россова. Когда к нему стали приближаться фашисты, чтобы взять живым, он, уложив из пистолета офицера и несколько солдат, застрелился. Смертью героев в этой операции погибли и его бойцы: И.П.Суслин, В.Е.Скобеев, С.Р.Скрыпник, В.А.Плешков и В.И.Ястребов. Вартанов В.С., Мамонтов Н.Ф., Зайчиков М.Ф., Семенов Е.А., Арсентьев С.П., Апевалов М.А., Михайлов М.А., Ракитин Ф.Д., Воробьев Н.Д., Тахтеев С.К.
     В момент, когда я наклонилась над очередным раненым, чтобы перевязать его, пуля попала мне в живот и прошла навылет. Я упала и потеряла от боли сознание. Вездесущие деревенские ребятишки притащили меня в дом, где лежали наши раненые. Местные жители спрятали их в подпол. Меня переодели в гражданское платье, а мои вещи заложили дровами под печкой.
     Неожиданно с грохотом открылась дверь и на пороге появились немцы. «Где па-ти-зан? Где па-ти-зан?» - кричали они, а женщины, которые находились в избе, дружно стали уверять: «Они ушли в лес». Так крестьянки, рискуя собой, спасли нам жизнь. Когда немцы ушли, хозяйская дочка помогла сделать перевязку и не отходила от меня. Ее, Парфенову Раису Степановну, я буду помнить до конца своей жизни. В том жестоком бою мы потеряли 37 человек. Геройски погиб, сражаясь до последнего патрона, наш политрук Вартан Сократович Вартанов, 9 бойцов было ранено, 4 человека пропали без вести. Но и фашистов мы уничтожили немало.
     Местные партизаны перевезли меня и наших раненых в деревню Ивановка и разместили в бывшей школе. Рядом с ней похоронили погибших. Через несколько дней нас отправили в город Дятьково в партизанский госпиталь. 11 апреля друзья - партизаны пришли поздравить меня с днем рождения -мне исполнилось 25 лет. А через месяц я и выздоровевшие раненые покинули дорогих нам врачей, медсестер, которые столько для нас сделали! Надо было разыскать хотя бы один из отрядов нашего истребительного полка, которые действовали в этом районе. Не успели мы отъехать от Дятькова, как моя истощенная лошаденка опустилась на колени, и я через ее голову упала в лужу. Глаза лошади слезились и жалобно смотрели на меня, будто просили о помощи.
     Через несколько дней в лесу мы встретили отряд нашего полка, который провел несколько успешных операций в тылу у немцев. Командовал отрядом участник боев на озере Хасан и войны с белофиннами лейтенант Г. С. Гладков. Какая была радость, когда я узнала, что медсестра этого отряда моя подруга Клава Белова!
     И снова в путь, надо возвращаться в Москву. Линию фронта перешли благополучно и 25 мая 1942 года вернулись домой.
     С тех пор прошло много лет. Многие из нас стали бабушками и дедушками. Старые раны часто напоминают о себе. В 1950 году я послала письмо в Шаровичский сельсовет Рогнединского района Брянской области с просьбой сохранить на территории сельсовета в деревнях Подковка и Нижнее Бунево холмики на братских могилах наших погибших товарищей. Мне ответили: «Ваше письмо было прочитано сельчанам на общем собрании. Братская могила ваших боевых товарищей, геройски павших в борьбе против гитлеровских захватчиков, находится теперь в деревне Ивановка на территории Старохотмировского сельсовета.
     Могила обнесена металлической оградой, и сделаны цветники». Благодаря председателю Шаровического сельсовета Василию Ивановичу Ильюхину, в 1967 году в Подковке, на месте гибели 37 человек из роты С.Г.Растрыгина и отряда Е.А.Россова, был установлен памятник.

3

Ю.П. Ржевцев и С.А. Лагодский «Московские «ястребки»: без грифа секретности»

     «С 19 марта (но на основании приказа по полку от 20 марта 1942 года № 76) новый состав Оперативного штаба на правах его командира возглавил уже озвученный выше капитан Михаил Афанасьевич Голованов. На опорный пункт, расположившейся в деревне Бережки Кировского района современной Калужской области, он прибыл из Москвы вместе с врачом А.Ф. Филиной. А на рассвете 23 марта 1942 года к ним присоединились представители нового состава полевого штаба, в том числе на правах комиссара данного штаба парторг полка младший политрук запаса Никита Васильевич Морозов, сержант госбезопасности А.Ф. Петров (приступил к исполнению обязанностей помощника начальника штаба по хозчасти), радист А.Ф. Нефедов и другие. Всего – 26 человек. Плюс – рота автоматчиков в количестве 121 человека, а также «группа подрывников 4 отдела УНКВД в количестве 7 человек». Источники – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 21, лл. 81 и 81-А; ф. 38706, оп. 1, д. 23, л. 46.
     На сей раз «ястребкам»-диверсантам командующим Западным фронтом генералом армии Г.К. Жуковым было приказано, действуя во взаимодействии с разведотделом штаба 10-й армии (III ф), парализовать работу Кировского и Рославльского железнодорожных узлов противника. С этой целью капитану М.А. Голованову и младшему политруку запаса Н.В. Морозову предстояло апробировать новую тактику диверсионных действий: теперь наряду с многочисленными, но мелкими оперативными группами за линию фронта предстояло забрасывать хорошо вооруженные спецотряды численностью не менее роты. В качестве пилотного подразделения для этой цели было выбрана только что вернувшаяся после курса интенсивного обучения в Спецшколе подрывников УНКВД по г. Москве и Московской области рота автоматчиков под командованием сержанта милиции Степана Гавриловича Растрыгина и политрука Вартана Сократовича Вартанова.
     24 марта в целях отработки всех деталей предстоящей операции на опорный пункт прибыл лично командир полка майор С.Я. Сазонов.
     В ночь с 27 на 28 марта капитан М.А. Голованов при содействии военных разведчиков из 330-й стрелковой (впоследствии – Могилевская Краснознаменная ордена Суворова) дивизии 10-й армии (III ф) и проводников из числа местных партизан обеспечил на Кировском направлении той самой роте автоматчиков скрытное проникновение в тыл противника. Необходимо добавить, что в рядах подчиненных сержанта милиции С.Г. Растрыгина и политрука В.С. Вартанова находились и семеро подрывников-чекистов под командованием Евгения Александровича Россова.
     Из датированного началом апреля 1942 года рукописного донесения на «Большую землю» командира оперативной группы сержанта милиции С.Г. Растрыгина и командира местного партизанского отряда Аксенова:
     «1) 28.3 в 5.15 рота прибыла в район Малые Желтоухи [деревня Кировского района современной Калужской области];
     2) 29.3 вырезали 30 м телефонного кабеля и минировали дорогу между Малая Песочня [деревня Кировского района современной Калужской области] и высотой 226,5 (ком. группы Майоров). Связались с партизанской группой Аксенова;
     3) 29.III минировали две дороги – район Малая Песочня и высот 203,1 и 202,0 (ком. группы Майоров);
     4. 30.III вырезали 300 м телефонного кабеля между Малая Песочня и высотой 203,1 (зам. [командира] группы Ильин). Заминировали новую дорогу. Результат минирования, произведенного 29.3 ком. группы Майоровым района дороги М. Песочня – высота 203,1: взорваны три подводы, [в результате] убиты 9 немцев. После чего немцы проложили вторую параллельную дорогу, которую 30.3 заминировала группа ком. Ильина;
     5) 30.3 производилась разведка района сел Бунево [правильно – деревни Верхнее и Нижнее Бунёво, ныне в составе Рогнединского района Брянской области], Шаровичи [одноименные деревня и село, ныне оба также в составе Рогнединского района современной Брянской области] (Растрыгин, Вартанов).
     31.III группой ком. Ермошкина заминирована жел. дорога около высоты 189,5 и поселка Сибекин [ныне – в составе Рогнединского района Брянской области]. При проверке установлено, что 31.3 на мину наскочил поезд, было крушение: разбит паровоз и десять вагонов, убито и ранено 150 человек.
     31.III группой командира Наседкина в районе Черное [правильно, очевидно, – деревня Чёрная Кировского района современной Калужской области] и высоты 210,5 на железной дороге спилены 3 телеграфных столбы с действующими проводами. Уничтожена подошедшая вагон-дрезина с платформой и сожжена. В дрезине обнаружены 1 сгоревший пулемет, две винтовки и два трупа сгоревших немцев, три других трупа были обнаружены рядом с дрезиной, при этом около них обнаружены две винтовки, которые переданы в партизанский отряд Аксенова.
     Документы обнаружены только у одного немца; документы изъяты. Желдорожные рельсы перебиты.
     1.4.42 г. в 4.00 ротой совместно с партизанским отрядом т. Аксенова сделан налет на деревни Нижнее Бунево, Верхнее Бунево, Барсуки-Романовичи и Малая Лутна [все – населенные пункты Рогнединского района современной Брянской области]
     а) группа в количестве 2-го взвода под командованием пом. ком. роты Наседкина сделал налет на деревню Верх. Бунево с востока;
     б) группа в количестве 3-го взвода под командованием ком. взвода Майорова минировала дороги [на] Верхнее Бунево и Романовичи, устроив там засаду;
     в) группа в количестве 1-го взвода, отд. управления и отд. минеров в кол. 53 человек под командованием ком. роты Растрыгина и политрука Вартанова делала налет на деревню Нижнее Бунево с запада;
     г) партизанский отряд под командованием ком. отряда т. Аксенова в количестве 90 человек вел минометный и артиллерийский обстрел деревень Барсуки-Романовичи, Малая Лутна и сделал налет на деревни Нижнее и Верхнее Бунево со стороны юга.
     Противнику удалось окружить группу под командованием ком. Растрыгина и Вартанова. Прорвавшийся сквозь кольцо окружения ком. взвода Ермошкин сообщил [основным силам] об окружении группы.
     Второй и третий взвода, а также группа партизан т. Аксенова бросились на выручку окруженной противником группы Растрыгина. В результате произошедшего боя несколько человек во главе с ком. Растрыгиным прорвали кольцо и вышли из окружения, воспользовавшись тем, что 2-й и 3-й взвода и группа партизан отвлекли на себя огонь противника.
     2-й и 3-й взвода, идя с юга, левым флангом наткнулись на дзоты противника и вынуждены были, неся потери, отойти после 3-х часового боя назад, так как рельеф местности был совершенно открытым.
     2-го апреля разведкой установлено, что противник оставил села Нижнее Бунево, Верхнее Бунево, Подковки и Барсуки. Отряд партизан установил там оборону.
     При опросе местных жителей и бойцов, бывших в окружении, удалось установить, что противник потерял убитыми и ранеными 560 челов. Кроме того, при отходе 1 автомашина и 2 немецкие подводы с людьми нарвались на минированный участок, заминированный ком. взвода т. Майоровым, и взрывом уничтожены.
     Наши потери: убито – 37; тяжелораненых – 11; легкораненых – 7; без вести пропавших – 4; сдавших в плен как предатели – 1.
     Все тяжелораненые отправлены в Дятьковский госпиталь.
     Трупы убитых преданы земле: похоронили в д. Ивановка [деревня в Рогнединском районе современной Брянской области].
     Список бойцов прилагается.
     У бойцов, убитых в находившейся во временно занятом противником селе Нижнее Бунево, оружие противником взято:
     - ручных пулеметов (шт.) – 3;
     - ППШ – 6;
     - винтовок – 14;
     - пистолетов ТТ – 2;
     - наганов – 1.
     Что же касается боеприпасов, то последние были все израсходованы». Источники – РГВА: ф. 38706, оп.1. д. 6, лл. 147-149 и 150-152об.
     Среди тех, кто пал смертью храбрых в ходе первоапрельской операции, – политрук роты автоматчиков политрук Вартан Сократович Вартанов: он был четыре раза ранен, но до последнего вздоха продолжал разить врага. Его в том же день на правах Врид политрука заменил коммунист М. Зубков».
     «Об успешном выполнении ротой автоматчиков диверсионной миссии командование полка незамедлительно проинформировало руководство УНКВД по г. Москве и Московской области и Военный совет Западного фронта. Как закономерный итог – приказом по войскам Западного фронта № 0612 от 26 мая 1942 года семнадцать участников того героического рейда были удостоены боевых наград: шестеро, включая сержанта милиции С.Г. Растрыгина и политрука В.С. Вартанова (последний награждён посмертно) – ордена Красного Знамени, девять человек, включая помощника командира роты офицера «без звания» Н.А. Наседкина и командиров взводов старшину П.Н. Майорова и старшего сержанта И.В. Ермошкина, а также бойца И.И. Слепцова, – ордена Красной Звезды и, наконец, ещё двое (сандружиница Г.П. Смирнова и боец А.Н. Филиппов) – медали «За отвагу». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 329, лл. 335-337».