ОЛЬГА КОНСТАНТИНОВНА КОРНЕЕВА

http://s3.uploads.ru/t/W5RSZ.jpg

     В 2017 году исполняется 75 лет подвигу юной партизанки Ольги Корнеевой, уроженки посёлка Любохна 
     ...Когда война с фашистами уже окончилась, в Любохну вдруг пришло письмо от молодого воина. Он адресовал его самой старшей дочери Константина Семеновича Корнеева - Анне: "Жива ли та бесстрашная девочка Оля, которая меня и моего друга спасла от смерти осенью сорок первого?". Аня писала ему ответ, обливаясь слезами. Поведала всю горькую правду о трагической судьбе своей родной сестры-подростка.
     Как могла 14-летняя девочка спасти сразу двух партизан? А вот как. Все, кто близко знал Олю Корнееву, отмечали её смелость, дерзость и даже хулиганство. В школе, например, ей ничего не стоило прогулять уроки. У неё на всё свое мнение. Очень была самостоятельной, с независимым характером. Стоит ли удивляться, что отчаянная эта девчонка стала связной у партизан. В ряды народных мстителей с первых же дней войны ушел её отец Константин Семенович Корнеев. О нём написано в книге "Взрывы на большаках".
     Однажды в поселок пришли два партизана, хотели отремонтировать приёмник и послушать сводки из Москвы. Это было так важно в те дни, когда нас со всех сторон окружала армада гитлеровцев. Кто-то увидел их и... выдал. О событиях того дня мне рассказывала лет двадцать назад Тамара (по мужу Фомичева), самая младшая из сестер Корнеевых, которой в 1941- м было лишь два года. Но многие сведения о своей бесстрашной сестричке она узнала после войны от родных и близких и поделилась со мной.
     - Олечка без паники быстро приняла решение: спрятала ребят под соломой, поглубже. Немцы стали штыками прокалывать стог, чудом не поранили бойцов, которые, затаив дыхание, сидели недвижимо. Ни один мускул не дрогнул на лице Оли, вот как она при этом держала себя в руках. Никакого беспокойства, хотя в душе бушевала буря переживаний.
     Что же написала Анна спустя годы одному из спасшихся тех партизан? О такой короткой, но героической судьбе сестры. О том, как Ольга по ночам расклеивала листовки, а днем полицаи их срывали. Вела наблюдение за передвижением немецкой техники и войск. Учет делала и на шоссе, и на железной дороге, используя при этом какой-то свой мудреный шифр.
     Чтобы передать сведения в отряд, брала корзину с бельем, сверху укладывала пральник и шла к речке, якобы белье постирать. На берегу припрятывала эту поклажу и пробиралась дальше - вглубь леса, к условленному месту. А там её уже ждал отец и другие партизаны. Много раз приходилось ходить Ольге опасными маршрутами. Везло. Но нашелся подлый предатель... Их в Любохне тогда немало было.
     Девочку  возили в Дятьково. Пытали. Неожиданно отпустили. Оля вернулась в поселок, пришла к своей родной тёте. Прилегла. Долго молчала. Потом сказала: "Тётя Шура, наверное, я больше не смогу ходить в отряд. Меня подо¬зревают. Засекут".
     Но понимая, что хорошие связные на вес золота, всё же пошла. Опять стала встречаться с отцом и его товарищами по оружию. И пришел черный день: Олю выследили. Вот как описывает дальнейшие события в своей книге "И только память говорит" педагог-краевед Николай Бобылев (ныне покойный):
     "Фашисты бросили девочку в тюрьму в Дятькове. На допросах гестаповцы избивали её до полусмерти. Требовали сказать, где находится отец, указать дорогу в партизанский отряд. Оля молчала. Палачи стали загонять иголки под ногти. Мучения были нестерпимыми. Даже работавшая в комендатуре переводчица теряла сознание, глядя на эти зверские пытки. Немцы отрубили девочке кисть правой руки. И опять ничего не добились...".
     Когда я много лет назад беседовала с Тамарой Фомичевой, ей было трудно говорить. А ведь Тамаре приходилось встречаться со школьниками, чего стоило женщине каждый раз настраивать себя на рассказ, услышанный ею от старожил Любохны.
     Люди говорили, что когда сестру мою вели по улице поселка, она была в бабушкиной шалочке. Отрубленная рука чем-то обмотана. Оля шла и всё оглядывалась на бабушкин дом, там жила мать нашей мамы. А сама мама находилась в это время за колючей проволокой в Улемле. Чуть позже её угонят в Брянск, потом в Эстонию. А тогда между заключенными прошел слух: "Девочку в Любохне казнили". Мама сразу догадалась - Олю! Безутешно и долго плакала. Прошло время, и мама наша тоже ушла в веч¬ность: в бетонных бункерах Прибалтики заболела тифом и умерла...
     Юную партизанку расстреляли в августе сорок второго. Её последние слова - проклятия фашистам. Отец Оли и его товарищи потом жестоко мстили врагу за её смерть. А девочка- связная была удостоена медали "За отвагу".
     Думаю, что в сентябре, когда начнется новый учебный год, надо во всех школах района вспомнить о подвиге Ольги Корнеевой. Отмечу такой факт: каждый год любохонские учащиеся несут 9 мая среди десятков ос-тальных портретов "Бессмертного полка" также и портрет этой мужест-венной девочки, отдавшей жизнь за Родину.

16.06.2017 г., Татьяна Богданова, газета «Пламя труда» Дятьковского района