ФОРУМ ПОИСКОВИКОВ "БРЯНСКИЙ ФРОНТ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФОРУМ ПОИСКОВИКОВ "БРЯНСКИЙ ФРОНТ" » СТРОКИ ОПАЛЕННЫЕ ВОЙНОЙ » Воспоминания о войне. Суземский район


Воспоминания о войне. Суземский район

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Мария Ивановна Багнюк (Фроликова), пгт. Суземка

http://se.uploads.ru/t/YOSH8.jpg

     Их всё меньше и меньше остаётся в живых — ветеранов и участников Великой Отечественной войны. Но живы ещё их дети. Бережно передавая из поколения в поколение ставшие бесценными воспоминания о страшной войне, они стараются сохранить страницы героической истории нашей Родины для потомков. Эпизоды минувших военных дней в их памяти всё так же ярки и реалистичны, как прежде.
     Когда началась война, Марии Ивановне Багнюк было всего лишь 5 лет. Но незабываемые моменты того времени она помнит и сейчас. В довоенные годы в семье, где родилась Мария Ивановна, воспитывалось четверо детей. Родители Марии Ивановны, Иван Фёдорович и Пелагея Фёдоровна Фроликовы, познакомились задолго до войны. Пелагея Фёдоровна родилась, выросла и прожила всю жизнь в Суземке, а вот Ивана Фёдоровича судьба занесла в наши края из самого Саратова. В голодные годы люди вынуждены были покидать родные места в поисках лучшей для себя доли, где можно было хотя бы как-то прокормиться, чтобы выжить. Так, Иван Фёдорович волею судьбы оказался на Брянщине. Здесь он и познакомился с Пелагеей Фёдоровной. Вскоре они поженились. Жили дружно, растили четверых детей, Мария в семье была третьей. Ещё до женитьбы отец Марии Ивановны работал стрелочником на железной дороге. А при прохождении службы в рядах армии Иван Фёдорович получил ещё и медицинское образование по специальности «фельдшер-акушер». Так Марии Ивановне рассказывала мама. Освоив одну из самых гуманных профессий на свете, Иван Фёдорович трудился в нашей районной больнице акушером, многим младенцам помогал появиться на свет. Давно уже нет в живых самого Ивана Фёдоровича, и его коллег по работе, но память о врачах и медсёстрах, начинавших врачебное дело в Суземском районе, бережно хранится в летописи нашей больницы.
     В годы войны, нагрянувшей внезапно, Иван Фёдорович ушёл в партизанский отряд, где выполнял свой врачебный долг, оперировал и лечил раненых бойцов. Вместе с ним ушла в партизаны и Пелагея Фёдоровна. Она была профессиональной швеёй, и её навыки также пригодились в отряде. Необходимо было шить ватники, телогрейки для солдат, а также латать, штопать и зашивать испорченную одежду. Четверо детей остались на попечении тёти, сестры Пелагеи Ивановны. Семьи с детьми тогда прятались в лесах, жили в землянках. Трудно было с пищей. Один раз в неделю в с. Ямное, где жила тётя Марии Ивановны с детьми, приезжала подвода, чтобы привезти паёк, который отец и мать отдавали детям. От нехватки еды, витаминов, свирепствовавшей цинги умирали дети и взрослые. Не хватало соли. Каждую горсточку этого драгоценного на то время продукта тётя Марии Ивановны бережно давала каждому ребёнку буквально по крупинке, ещё и делилась с соседями. Выживали в те времена, как могли.
     Родители Марии Ивановны в то время находились в партизанском отряде, боролись за долгожданную победу. Иван Фёдорович практически не выходил из полевого госпиталя, ежедневно, по несколько часов в сутки, оперируя раненых. Их было очень много, приходилось размещать бойцов по ближайшим домам и землянкам. В условиях военного времени оперировать Ивану Фёдоровичу приходилось практически в одни руки. Ему помогал молодой санинструктор, да девчонка – санитарка 17 — ти лет. Командиры берегли и уважали своего доктора, не пускали его на передовую, как будто заранее предчувствуя беду. Но в 1943 году, в год освобождения Суземского района, в силу сложившихся обстоятельств (молоденькая санитарка слегла с температурой), Ивану Фёдоровичу пришлось выйти вместе со всеми в бой, чтобы своевременно оказать помощь раненым бойцам. Тяжёлые бои тогда проходили на территории с.Алешковичи, с.Полевые Новосёлки, с.Страчово, с.Зёрново. С большими потерями наши войска одержали победу. После тяжёлого боя Иван Фёдорович вместе с сослуживцами отдыхал в тишине на природе. В это время предательская пуля одного из полицаев сразила насмерть его вместе с товарищами. От судьбы, наверное, не уйдёшь.
     Пелагея Фёдоровна, узнав о смерти мужа, тоже хотела уйти из жизни. Но, наверное, есть на земле провидение и высшие силы: в самый последний миг перед глазами появились дети. Ради них нужно было жить дальше. Много страшных моментов ещё было в жизни Пелагеи Ивановны и её детей.
     Мария Ивановна вспоминает, как немцы загнали их всех в болото, а поблизости рвались с цепи голодные овчарки, как гнали женщин и детей в п. Брасово, чтобы затем отправить в лагеря, как издевались и убивали немощных стариков фашисты. Цена этой победы исчислялась миллионами человеческих жизней, а тем, кто выжил, предстояло жить, работать, учиться и строить вновь.
     Мария Ивановна выросла, окончила школу, позже — училище в Навле по специальности «телефонист». В течение 39 лет она работала по профессии на коммутаторе нашего узла связи, соединяла междугородние линии. Это сейчас возможности связи бесконечны: не выходя из дома, мы можем позвонить практически в любой город на планете. А в советское время, чтобы услышать родной голос издалека, нам приходилось обращаться к телефонистам. И никому Мария Ивановна не отказывала в помощи за долгие годы добросовестного труда.
     В настоящее время она на заслуженном отдыхе. И, несмотря на тот факт, что в ноябре ей исполнился уже восемьдесят один год, Мария Ивановна всё так же грациозна и изящна, сумела сохранить лёгкость походки и ясность ума, озорной блеск глаз. Наверное, дети военных лет, испытав на себе ужасы того времени, навсегда сберегли в душе безграничную любовь к жизни и надежду в лучшее.
Ольга Волкова, газета "Рассвет" Суземского района.
Источник: http://gazeta-suzemka.ru/society/2017/1 … oe-vojnoj/

2

Анастасия Михайловна и Вера Михайловна Каленниковы, село Денисовка

http://s5.uploads.ru/t/n43yt.jpg

     О сестрах Анастасии Михайловне и Вере Михайловне Каленниковых из Денисовки попросила написать их односельчанка Валентна Петровна Никитенкова, отметив, что о поколении пережившем Великую Отечественную рассказывать можно неустанно, у них много общего: невероятная стойкость, мужество, трудолюбие, но самое важное - это то чудовищно огромное и страшное общее, которое объединило их, выживших на долгие годы.
     «Отец погиб в 1932-ом году. Тогда в Денисовке была компания - их называли бандиты. Как праздник, так эти бандиты, пьяные, с кольями за односельчанами гонялись. Столько людей загубили!» - рассказывают Анастасия и Вера Михайловны. Какой был праздник они уже и не помнят, но в тот вечер бандиты гнались не за их отцом, а за другим мужчиной - Федо¬ром. Что уже там у них получилось - никто не знает, но тот Федор убежал, а отец, спешивший домой к жене и детям, случайно оказался на пути бандитов... Со спины его ударили колом. Домой в беспамятстве принесли, однако поднялся, на работу поехал. Он тогда в Хуторе Михайловском работал - клепку бил. Да там на работе и умер. В Хуторе Михайловском его и похоронили. Семья, в которой было шестеро детей, осиротела. Старшему Ивану тогда уже исполнился двадцать один год, Александру было девятнадцать. Они много работали на лесозаготовках, старались помочь маме, но вдруг неожиданно и серьезно заболели. Для них зарезали корову, чтобы улучшить питание, но лекарств не было, да и лечения-то собственно никакого не было. Братья умерли друг за другом в один год...
     В 1941-ом Антонина была уже взрослой девушкой, Анастасии исполнилось четырнадцать лет, Вере - двенадцать. Брату Алеше было шестнадцать. Тогда все подростки собирали по округе боеприпасы. Алеша с другом как-то нашли гранату и решили ее взорвать. По уговору кинуть ее должен был Алеша. Не успел - взорвалась в руке. Алеша погиб на месте.
     «Наши отступали - немцы заступали. Село сожгли. Нас погнали на Суземку, потом в Заулье», - вспоминают сестры. Потом им разрешили жить в Суземке, и они попросились на постой к незнакомым людям. Позже, когда в районе развернулось партизанское движение, смогли вернуться в Денисовку. На то время, по реке Неруссе плыл «лес» - (бревна), и сестры натаскали их. Проходящие через село окруженцы сложили им хорошую землянку. В Денисовке еще оставалось два целых дома. В одном из них, в том, что ближе к лесу, хранилось много выделанных коровьих шкур - кож. «Мы солили эти кожи, подсолив ели. У одной женщины была соль, так она поделилась с нами. Тем и питались - больше ничего не было. Потом опять пришли немцы. Согнали нас в центр села, туда, где раньше была церковь. Туда же привели мужчину, пленного партизана», - рассказывает Анастасия Михайловна. Она в деталях помнит, как фашисты устроили перед стариками, женщинами и детьми чудовищную показательную казнь, разорвав живого человека между двумя деревьями «Страшно невыносимо! Все кричат-плачут!» вспоминают сёстры.
     Их погнали в Суземку, из Суземки в Середина- Буду, потом дальше в Новгород Северский на железнодорожный вокзал. Там погрузили в вагоны-теплушки, и повезли неизвестно куда. Неизвестно, потому что не доехали: поезд по пути следования поджидали партизаны. Фашисты должны были перевозить оружие, а в вагонах оказались пленные. Анастасия и Вера Михайловна говорят, что слышали потом от людей, что везли их в концентрационный лагерь. Пригнали в тюрьму - за колючую проволоку. Дали поесть: гречневая шелуха и картофельные очистки. В первый же день, к вечеру, за колючей проволокой не осталось ни одной травинки - всю съели. Пленных выстроили и стали отбирать подростков, чтобы куда-то отправить, но опять каким-то чудом замысел фашистов не удался, что-то там у них отменилось, и сестры опять остались с мамой. Их отправили на станцию Ичня. К станции подъезжали подводы, запряженные быками и развозили пленных по украинским селам. Каленниковы попали в поселок Веселый. Вместе с другими узниками их поселили в школе. Сестры вспоминают, как на поле они собирали колоски, варили и ели. Все надеялись на скорое освобождение, поэтому колоски собирали и для того, чтобы дома посеять, но немцы те колоски отобрали и отдали коням. Сколько горя было.!
     После освобождения вернулись в Денисовку. «Погреб наш взорван. Откопали что смогли, натаскали «тонкомеру» - сделали землянку. Начали строить колхозы», - рассказывает Анастасия Михайловна. Ей тогда шел семнадцатый год. Девушки и женщины ходили в Севск за картофелем «Новые лапти обуваешь, пока вернешься их уже нет - стерлись. По пути заходили в Княгинино и другие села. Там люди нас кормили. Много ли на себе принесешь? Ходили месяц, пока наносили. Надо садить. За плугом мужчина идет, а в плуг впрягались женщины по четыре человека. Летом собирали в лесу ягоды и носили в Суземку. Два ведра на коромысле, а одно в руке. За три ведра ягод давали одну буханку хлеба, дома ее делили поровну на четыре части: сестрам и маме. Ели бережно, по крошечке, но хлеб все равно быстро заканчивался. «Вроде и не ела, а его уже нет», - вздыхает, вспоминая, Вера Михайловна. Запомнился на всю жизнь 1947-ой год. То был голодный год. Спаслись тем, что в Неруссе «ловили» ракушки, варили и ели. Мама в тот год заболела и умерла.
     Работали в колхозе, и кроме того, собираясь по несколько семей, садили свои огороды: сегодня один, завтра другой, и так далее. Построили дом: крыша, стены и земляной пол. В первую же ночь, проведенную в доме, обрушилась землянка. Сестры до сих пор удивляются: как это они, почти в последний момент, из нее ушли? Вначале пятидесятых появились в Денисовском колхозе машины и трактора. Но работать все равно приходилось за трудодни, по семь дней в неделю: с мотыгами вручную разрабатывали делянки, «копаничили» луг, летом успевали собирать ягоды, в том числе и на продажу. Купили козочку. Потом Анастасия пошла работать в лес «на подсочку» - добывать смолу. Там уже платили зарплату. Появились деньги. Вера с Антониной купили в Севске корову, и пешком, через Колпины, привели ее в Денисовку. Стали держать кур, поросят.
     Анастасия и Вера Михайловна говорят, что после пережитой войны люди были добрее, внимательнее друг к другу. Трудились помногу, но и веселились от души «На работу с песней и с работы с песней! Придем, от усталости с ног валимся, а следом хлопцы придут с гармошкой, зовут плясать! Идем», вспоминают сёстры. Анастасия Михайловна жила в лесу, в общежитии. После работы они с подругами до поздней ночи рукодельничали: шили, вышивали, вязали «Я себе норму брала: связать столько за вечер, потом спать шла. А подружка моя, Зоя Зуева из Черни, лампу под стол поставит, чтобы спящим свет не мешал, и дальше вяжет. Так вот по ее примеру и другие рукодельничали под столом», говорит Анастасия Михайловна.
     Антонина вышла замуж, родила двоих сыновей. Рано овдовела. Она работала в колхозе приемщицей молока. Вера работала в свинарнике за трудодни. Однажды ей поросенка в награду дали. Вскоре из Денисовки она уехала и долгое время жила в Брянске, работая поваром в столовой сначала на переулке Луначарского, потом в столовой на Центральном рынке. У нее шестой профессиональный разряд и множество наград.
     Мастерицы. Анастасия Михайловна могла связать кружевной узор без схемы, лишь рассмотрев образец. Вера Михайловна, говорит, что и сейчас бы легко сплела лапти. На окошках в их доме зеленеет рассада, по двору под присмотром Мухтара гуляют куры. Как без них-то? Кот Яшка спит на постели, поближе к печке, на белой простыне, украшенной кружевами. «На печку и мы еще забираемся погреться», - сообщают старушки. А вот память уже подводит, давнее как вчера было, а последние события забываются «Мы с тобой сегодня уже обедали?» - спрашивает у сестры Вера Михайловна, и тут же продолжает: «И забыть ведь можем...». Певуньи. Еще несколько лет назад они были участницами фольклорного коллектива, возглавляемого Ниной Мефодьевой Морозовой. Выступали в райцентре и в Брянск ездили «Мы исполняли именно старинные песни. Благодарности нам вручали», - вновь вспоминают они.
     Племянников они любили и любят как родных детей: «Разве что сами не родили». Племянники тоже их любят и регулярно навещают, приезжая на машинах из Брянска и Белой Березки. Продукты привозят. На Пасху на могилках побыли. По отцовой линии родных не осталось, но своих могилок все равно много: и братья, и мама, и Антонина тоже уже там.
     «Когда-то в Денисовке было 900 дворов. Это только дворов! А в Каждом дворе 10-12 человек!» - вспоминают старушки. То была их молодость, сила, надежда, любовь... Сейчас в Денисовке проживает 24 человека. Один раз в неделю им привозят хлеб. Автобус ходит три раза в неделю, но до остановки еще надо добраться. Было бы ближе, может и до Суземки доехали бы другой раз, а так: «Идти туда мочи нема».

13.06.2017 г., Татьяна Мачулина, газета "Рассвет" Суземского района.


Вы здесь » ФОРУМ ПОИСКОВИКОВ "БРЯНСКИЙ ФРОНТ" » СТРОКИ ОПАЛЕННЫЕ ВОЙНОЙ » Воспоминания о войне. Суземский район