ФОРУМ ПОИСКОВИКОВ "БРЯНСКИЙ ФРОНТ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФОРУМ ПОИСКОВИКОВ "БРЯНСКИЙ ФРОНТ" » ПОИСКОВЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ » ИСТОРИЯ ПОИСКОВОГО ДВИЖЕНИЯ В СССР


ИСТОРИЯ ПОИСКОВОГО ДВИЖЕНИЯ В СССР

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

ИСТОРИЯ ПОИСКА В СССР

     Начало поисковому движению положили, конечно же, фронтовики. Почти на каждом участке гигантской линии фронта в послевоенные годы находился один или два бывших участника войны, которым не давала покоя мысль, что их товарищи, оставшиеся в памяти молодыми и сильными, в пропотевших гимнастерках и перепачканных окопной глиной шинелях, лежат брошенные и никому не нужные, скрытые только ковром опавших листьев и прошлогодней хвои. Будто и не жили. Словно не выкладывались до конца в своем солдатском труде.

     После окончания войны, когда налаживалась мирная жизнь, ветераны-фронтовики, устроившиеся на работу в образовательные учреждения, в военкоматы, органы государственной власти, привлекали молодёжь, сослуживцев к участию в мероприятиях по поиску, перезахоронению и установлению личности павших воинов, проводя тем самым работу по патриотическому воспитанию подрастающего поколения. Следует отметить, что первые поисковые отряды появились уже в середине 60-х годов прошлого века, как правило, на базе школ, училищ и техникумов.

    В течении более чем 40 лет с момента окончания войны в 1945 году поисковые отряды проводили свою деятельность на территории СССР в отсутствие какой бы то ни было законодательной базы, регулирующей эту деятельность. Государственная власть на протяжении всего этого времени как бы не признавала существование проблемы последствий войны, в большинстве случаев не мешая поисковикам заниматься своим делом, но и не помогая им, поэтому поисковым отрядам приходилось рассчитывать только на свои собственные ресурсы. Правовой прорыв в регулировании поисковой деятельности произошёл только в 1988 году, после начала перестройки, когда государство издало сразу ряд директив, постановлений, положений.

     Это, в частности:

     - Директива Министра обороны СССР и Начальника Главного Политического Управления Советской Армии и Военно-Морского Флота от 9 мая 1988 года № 30 “Об оказании помощи местным советским органам в работе по увековечению памяти защитников Родины”, приуроченная к празднованию годовщины Дня Победы;

     - Постановление Коллегии Министерства обороны СССР и Бюро ЦК ВЛКСМ от 19 октября 1988 года №17/5а “Об усилении работы по увековечению памяти защитников Родины, воспитанию молодёжи в духе гражданственности и патриотизма, готовности к выполнению воинского долга”;

     - Положение “О военно-патриотическом объединении, клубе (ВПО), создаваемом комитетами ВЛКСМ, ДОСААФ, военными комиссариатами”, утвержденое Секретариатом ЦК ВЛКСМ и согласованное с Министерством обороны СССР и с ЦК ДОСААФ СССР.

     Все эти документы фактически признавали существование поисковых структур. Властью была предпринята первая попытка подведения законодательной базы, регулирующей цели и задачи поискового движения. 8 февраля 1991 года вышел Указ Президента Союза Советских Социалистических Республик “О дополнительных мерах по увековечению памяти советских граждан, погибших при защите Родины в предвоенные годы и в период Великой Отечественной войны, а также исполнявших интернациональный долг”, а через несколько месяцев СССР как государство перестал существовать.

     В последующие годы выходит ряд федеральных законов РФ, Постановлений Правительства России, имеющих прямое отношение к поисковым структурам и проводимой ими деятельности.

     Это, в первую очередь:

     - Постановление Правительства Российской Федерации от 16 декабря 1992 года № 979 “О подписании Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Федеративной Республики Германии об уходе за военными могилами в Российской Федерации и Федеративной Республики Германии”;

     - Закон Российской Федерации “Об увековечении памяти погибших при защите Отечества” от 1993 года;

     - Постановление Правительства Российской Федерации от 12 августа 1994 года № 910 “О мерах по реализации Закона Российской Федерации “Об увековечении памяти погибших при защите Отечества”.

Сайт Дмитрия Бурлачкова
http://warhunter.ru/index.php?option=co … ;Itemid=46

2

Степанов В.В.: К вопросу об истории поискового движения в СССР и России.

     В настоящее время благодаря СМИ, а также самим поисковикам, в основном, молодым, широко распространяется (и уже стало почти определяющим) мнение о том, что только в 1988 году в стране возникло организованное поисковое движение, а до того, якобы, существовали лишь отдельные энтузиасты и «черные копатели». Например, в газете «Московский Комсомолец», в одной из статей, посвященной началу работы поискового батальона, созданного в апреле т.г. в соответствии с Указом Президента РФ №37 от 22 января 2006 г. «Вопросы увековечения памяти погибших при защите Отечества» и по инициативе Министерства Обороны РФ, с хлестким названием «Спецназ вместо «черных копателей», находим: «Создание батальона – дело новое. Ничего подобного до сих пор в России не существовало. На полях былых сражений работали отряды добровольцев да «черные копатели». Первые помогали восстанавливать имена погибших воинов, вторые торговали историческими находками и оружием». Так ли все было на самом деле? Есть чувство, что уже в который раз после 1917-го года намечается разрыв в преемственности и непрерывности исторического процесса. В данном случае - в истории поискового движения. Разрыв, порождающий очередной «виток» беспамятства. Абсурдность ситуации очевидна, так как возникает она в среде, призванной бороться с беспамятством. Вот и получается, что одни пишут по незнанию, а другие, похоже, из заблуждения или нежелания знать и подучить других. В связи с этим, необходимо сделать некоторые пояснения.

     Отметим сразу, что вопросы истории возникновения, становления и развития поискового движения нельзя рассматривать в отрыве от общего процесса. Процесса, который называется увековечение памяти погибших.

     Поисковая работа является пусть и важной, но всего лишь частью этого комплексного процесса. В нашей стране процесс увековечения памяти погибших в Великой Отечественной войне в послевоенные годы развивался последовательно, несмотря на существовавшие недостатки и проблемы, которые имели и имеют отношение к деятельности государства и его институтов и являются комплексными. После войны нашим государством не была в полной мере отдана дань памяти тем, кто отдал жизнь за Отечество. В силу ряда объективных и субъективных причин они не были поименно увековечены. Но в то же время ни у кого не вызовет возражений утверждение о том, что первыми поисковиками можно называть самих граждан нашей страны, которые разыскивали своих родных и близких погибших или пропавших без вести во время войны такого масштаба потерь и разрушений. К ним также можно отнести работников государственных структур и сами структуры, которые помогали гражданам в этом сложном деле. Это неоспоримый исторический факт.

     В конце 1940-х – начале 50-х гг. государство проводило работы по упорядочению захоронений военнослужащих, погибших в годы войны. Другой вопрос, что эти акции в ряде случаев были проведены формально, без должного и подобающего при этом внимания и профессиональной подготовки. Но такая работа была проведена, и это тоже исторический факт.

     В тот период историки, писатели, работники средств массовой информации, школьные учителя, работники военкоматов, архивов, музеев и другие категории неравнодушных людей делали свое дело и не проходили мимо человеческого горя, которого было много в те годы. Вспомним с благодарностью писателей К.М.Симонова, К.Д.Воробьева, Б.Л.Васильева, историка А.М.Самсонова, многих других, которые несли людям правду о войне и вносили вклад в процесс увековечения памяти о погибших. А писатель С.С.Смирнов и его цикл телевизионных передач серии «Подвиг», впервые поднявший вопросы об увековечении памяти погибших и пропавших без вести защитников Брестской крепости? А знаменитые рубрики в газетах «Красная Звезда» («Поиск») и «Советский патриот» («Отзовитесь, кто знал») о поиске пропавших без вести и розыске друзей – однополчан? А следопытское движение в рамках Всесоюзного похода комсомольцев и молодежи по местам революционной, боевой и трудовой Славы советского народа, штаб которого возглавляли в разное время маршалы Советского Союза И.С.Конев, И.Х.Баграмян, маршал авиации С.И.Руденко? Все это составляющие общего процесса увековечения памяти.

     Летом 1981 года по решению ЦК ВЛКСМ в рамках Всесоюзного похода началась Всесоюзная поисковая экспедиция «Летопись Великой Отечественной». Она была рассчитана на длительный период работы по увековечению памяти о погибших, сбору документов и материалов, записи воспоминаний и оказании помощи ветеранам, организации общественных музеев и проведению многих других мероприятий, имеющих военно-патриотическую направленность. Для координации и методического руководства поисковым движением был создан Центральный штаб экспедиции.

     В начале 1982 года в помощь поисковикам в издательстве ЦК ВЛКСМ «Молодая Гвардия» вышла замечательная книга ветерана Великой Отечественной войны, журналиста Ю.М. Иконникова «Связные истории». В книге обобщался уже имевшийся в стране опыт многолетней следопытской работы, а также содержались конкретные рекомендации ЦК ВЛКСМ, штаба экспедиции по проведению поиска в рамках экспедиции «Летопись Великой Отечественной», включавшие формы необходимых для проведения поисковой работы документов. Написанная в жанре документальной повести, живым, ярким языком, увлекательно и интересно, эта книга, наряду с другими, сыграла в свое время большую роль в пропаганде поисковой работы.

     Всесоюзная поисковая экспедиция «Летопись Великой Отечественной» дала импульс продолжению поиска и стала очередным и важным этапом, значительным шагом вперед в развитии процесса увековечения памяти погибших в войне. Тогда были созданы необходимые условия для объединения представителей разных поколений вокруг важнейшего дела. Это привело к созданию и быстрому становлению многих поисковых объединений и отрядов, в том числе, поискового отряда Научно-исследовательского Центра электронной вычислительной техники «Поиск» (отряд «Поиск» НИЦЭВТ, г.Москва), который в течение ряда лет возглавлял автор этих строк. Опыт отряда «Поиск» являет собой пример комплексного подхода к решению вопроса увековечения памяти павших, который может быть полезен и в наши дни.

     Очередным событием в уже существовавшем поисковом движении страны стал состоявшийся 13 марта 1988 года, в г. Калуга Первый Всесоюзный сбор поисковых отрядов, на котором был создан Всесоюзный координационный Совет поисковых отрядов (ВКС) во главе с ветераном войны Ю.М. Иконниковым, который являлся одним из идеологов поиска. В настоящее время создана и действует Международная ассоциация общественных поисковых объединений «Народная память о защитниках Отечества», которая является правопреемником ВКС и объединяет деятельность поисковых объединений России, поисковых формирований Белоруссии, Украины, Латвии, Казахстана и Узбекистана. Учитывая вышесказанное, логичнее и правильнее считать, что в 2008 году международная «Вахта Памяти» в Калужской области должна быть посвящена не 20-летию организованного поискового движения, а 20-летию со дня проведения 1-го сбора поисковых отрядов страны. Разница здесь не только в формулировках. С исторической точки зрения, с точки зрения преемственности и неразрывности процесса увековечения памяти погибших в войне, проводившегося в нашей стране в послевоенный период, это принципиальное замечание. Чтобы избежать разночтений в дальнейшем, необходимо подумать и о создании коллективного труда по истории поискового движения страны.

     В вопросах установления судеб погибших и пропавших без вести во времена Великой Отечественной войны, других войн и военных конфликтов наших воинов, позиции поисковиков полностью совпадают с положениями концепции журнала «Военно-исторический архив»: рассказывать о людях и их судьбах в тех или иных событиях. Учитывая это, редакция журнала приглашает к сотрудничеству поисковые объединения и отряды, историков и интересующихся. Дискуссии на страницах журнала, обсуждение назревших проблем позволят приблизить нас к пониманию событий прошлого и не допускать ошибок в настоящем.

     Степанов Валерий Васильевич — создатель первого в Москве поискового отряда «Поиск» НИЦЭВТ, который в 1981-1990 гг. работал по заданию Музея обороны Москвы на территории Московской, Калужской, Смоленской, Новгородской и Ленинградской областей. Писатель, историк, сотрудник Центрального музея Великой Отечественной войны. Проживает в Москве.

http://otechestvo.ipian.kazan.ru/gazet/2007_01/005.html

3

К 10-летию Ассоциации поисковых объединений стран СНГ

     Десять лет  прошло с того дня, когда 106 руководителей поисковых отрядов и групп из многих областей страны приехали в Калугу, чтобы в присутствии представителей Совета Министров СССР, ЦК КПСС, Министерств Обороны, Иностранных дел,  Просвещения, Здравоохранения, Внутренних дел, ВЦСПС, всех ведущих газет страны, Центрального телевидения, многих музеев и архивов - всех не перечесть - во всеуслышанье заявить: "На бывших полях сражений забытыми и непогребенными до сих пор лежат останки многих тысяч советских воинов, павших в боях за Родину!" Так 13 марта 1988 г. на I Всесоюзном сборе поисковиков, проведенном по инициативе и на средства комсомола, было принято решение о создании Всесоюзного координационного совета поисковых отрядов при ЦК ВЛКСМ, председателем которого был избран Ю.М. Иконников.

     С тех пор и до конца своего существования комсомол активно поддерживал развитие поискового движения в стране.

     В конце 1988 г. Казанское поисковое объединение организовало первую крупную сводную поисковую экспедицию под Новгородом. А в следующем 1989 году по инициативе поисковиков традиционное майское открытие Всесоюзной “Вахты Памяти” было перенесено со столичных стадионов в Мясной Бор - на места жесточайших боев под Новгородом.  Более 2000 искателей участвовало в этой экспедиции, около четырех тысяч останков павших с воинскими почестями были торжественно преданы земле, установлены многие судьбы числившихся пропавшими без вести.

     Поисковое движение не знало границ. Отряды Литвы, Латвии, Эстонии, России, Белоруссии, Украины, Армении, Молдавии, Казахстана, Узбекистана, Киргизии вели совместные работы, как правило, на местах сражений земляков. Отряды  объединялись по территориальному принципу, совершенствовалась методика, ежегодно на средства комсомола проводились курсы обучения и сборы поисковиков. Полевые экспедиции “Вахт Памяти” на местах боев стали основной формой поисковой  работы. Ширилась география проведения массовых поисковых экспедиций (они проходили в Новгородской, Смоленской, Калужской, Воронежской, Орловской, Запорожской и других областях страны). Большую помощь поисковым отрядам оказывало Министерство обороны, обеспечивая центральные “Вахты Памяти” палаточными лагерями, транспортом, питанием, саперными командами, подразделениями почетного караула. Только крупными сводными экспедициями в течение полевого сезона ежегодно  предавались  земле останки 20-25 тысяч воинов, тысячи семей узнавали истинные судьбы воинов, не вернувшихся с фронтов. К 1991 году в стране насчитывалось около 400 поисковых отрядов, объединявших более 15 тысяч патриотов.

     Признанными авторитетами поисковой деятельности в те годы, внесшими большой вклад в развитие и становление организованного поискового движения, были подвижники поисковой работы, руководители поисковых отрядов и групп Л.И.Тренин и А.В.Краснов (Калужская область), Н.И. и А.И.Орловы (г.Новгород), Л.Я.Журин (г.Мурманск), З.В.Галутин, А.К. и О.В.Лишины, П.А.Савельев, Г.Н.Фролов, Е.А.Иванова (г.Москва), В.В.Кураков (г.Истра), В.Д.Сизов (г.Киров), И.И.Ибрагимов (г.Екатеринбург), Э.И.Григорьев (г.Старый Оскол), В.В.Макарова (г.Махачкала), З.А.Ешмурзаева (г.Ташкент), Б.Н.Антипов (г.Воронеж), Ю.И. Кондрашев (г.Орел), М.В.Черепанов (г.Казань), М.А.Горевой (г.Гомель), В.В.Дорофеев (г.Киев), В.Е.Сергиенко (г.Севастополь), Л.Н. Бруева (г. Витебск), Н.И. и В.Ф.Татарниковы (г. Липецк), Т.И.Замулеенко (г. Керчь), О.И. Неверов (г. Курск) и многие другие. Огромную роль в создании Всесоюзной организации поисковых отрядов сыграли выдающиеся военачальники СССР, среди них: маршалы Советского Союза И.С.Конев, И.Х.Баграмян, С.И.Руденко, министр обороны СССР маршал Д.Т.Язов, маршалы родов войск Н.Д.Сергеев, С.Г.Аганов, А.И.Силантьев, П.Н.Кулешов; а также члены комиссии по увековечению Памяти павших защитников Отечества Советского комитета ветеранов войны и его Московской секции А.М.Зварцев, Н.П.Червинская, Н.Д.Мушенков С.С.Кашурко, М.Г.Титов, Ю.Н.Бураков, А.С.Карпова и другие, заместитель директора Центральной детской туристско-экскурсионной станции Министерства просвещения СССР Л.Ф.Фомина и другие энтузиасты. Большая практическая работа по созданию Всесоюзной поисковой организации выпала на долю военного журналиста Ю.М.Иконникова, ставшего затем бессменным руководителем организации, и заместителя заведующего оборонно-спортивным отделом ЦК ВЛКСМ В.В.Кривопускова.

     По инициативе и при непосредственном участии энтузиастов принимались постановления руководящих органов страны об усилении работы по увековечению памяти павших защитников Отечества, созданию Всесоюзной Книги Памяти, велась разработка государственного Закона “Об увековечении памяти павших защитников Родины”. Работа поисковых отрядов обрела еще большую поддержку в лице ветеранских организаций, их комиссий по увековечению Памяти погибших в годы Великой Отечественной войны. Но тут обрушились  события 1991 года, Советский Союз распался.

     Образование государств СНГ, полузакрытые границы, самостоятельные валюты, удорожание жизни и падение заработков, размежевание армий, смена политических подходов к истории - все это больно ударило по поисковому движению. Поисковые отряды были предоставлены самим себе. Кое-где государственная политика наложила отпечатки и на дело увековечения памяти. Политические катаклизмы и преобразования лишили многие поисковые  формирования даже той преимущественно моральной поддержки, которая существовала в Советском Союзе. В сложившейся обстановке к благородному делу особенно активно стремились примазаться  и темные силы.  Призрак наживы привлекал на места боев искателей оружия и всего, что можно превратить в деньги. "Черные следопыты" стремились влиться в ряды поисковиков или вступали с ними в открытую конфронтацию. К сожалению, нередко средства массовой информации, даже хорошо знакомые с работой поисковиков, дезинформируют читателей, выдавая преступные деяния "черных" за деятельность организованных отрядов.

     Но поисковики не сдавались. Единую до тех пор организацию пришлось реорганизовывать по межгосударственному принципу. Так появились самостоятельные поисковые объединения в России, Белоруссии, на Украине и в Узбекистане. В Казахстане оставались отдельные формирования. В Литве, Латвии, Эстонии, Армении, Молдавии и Киргизии, к сожалению, поисковые отряды просто не смогли существовать. Но вновь образованные поисковые организации стран СНГ приняли решение о сохранении Международной Ассоциации поисковых объединений "Народный союз по охране памяти о павших защитниках Отечества" (АсПО стран СНГ).

     Особенно активно и организованно продолжали свою работу искатели  Союза  поисковых отрядов России (СПО) и белорусского "ПОШУКА".

     Несмотря на границы и иные сложности, совместные экспедиции продолжают работы на местах боев в России, Белоруссии, на Украине. Пока позволяла экономика, поисковики Глеба Чугунова и Майдана Кусаинова из Казахстана, Зарифы Ешмурзаевой из Узбекистана, многих других из “тыловых” территорий СССР участвовали в полевых экспедициях под Новгородом, Волгоградом, Воронежем, Ленинградом, Тверью, Смоленском, на Белорусской земле, в Подмосковье... Только в Союзе поисковых отрядов России в экспедициях 1994 года - наиболее трудного по экономическим возможностям - были захоронены останки около 9000 советских воинов.

     В год 50-летия Победы впервые в истории поискового движения российские поисковики получили серьезную финансовую поддержку от государства. На полученные средства было приобретено оснащение поисковых формирований, проведена серия крупных экспедиций. Активизация работы привела и к совершенствованию структуры организации: ряд областных формирований России создал сводные региональные объединения, что позволило концентрировать силы и средства на нужных направлениях и сыграло важную роль в сохранении жизнеспособности движения в изменившейся обстановке. Большим достижением поисковиков России нужно считать создание в ряде региональных объединений уникальных компьютерных банков данных на погибших и пропавших без вести. Кропотливую работу с военными архивами и документами, стремление к научному подходу в многогранной поисковой деятельности осуществляют во всех республиканских организациях.

     Прекращение финансовой поддержки из государственного бюджета России, невыполнение руководством Союза поисковых отрядов России решения поисковиков о создании и укреплении единой российской организации, нарушения финансовой дисциплины со стороны некоторых руководителей объединений привели к расслоению организации к 1997 году и необходимости ее реконструкции.

     Серьезных успехов за эти годы добились белорусские поисковики. Руководимый Л.Н.Бруевой "ПОШУК" получил статус республиканской организации, деятельность его была признана и одобрена руководством республики. В отличие от всех государств СНГ в Республике Беларусь поисковое дело было возведено в ранг государственной задачи, ответственность за решение которой возлагалась на армию. Был создан специальный армейский поисковый батальон, а вся работа контролируется специальным управлением Министерства  обороны. Огорчает только разность взглядов военных и поисковиков на практическую работу поисковых отрядов на местах боев.

     Продолжает свою работу узбекистанский "Прометей", бессменно возглавляемый многие годы Зарифой Ешмурзаевой. Лишенные в последние годы из-за непосильных расходов возможности участвовать в поисковых экспедициях, поисковики республики не прекращают работы по установлению судеб невернувшихся с войны, увековечения их имен в Книге Памяти, ведут активную работу по патриотическому воспитанию граждан. Систематические выступления в печати и на телевидении пользуются заслуженным вниманием жителей республики.

     В трудном положении оказались поисковики Казахстана. Лишенные всякой поддержки государством, казахстанские отряды напрягают все силы для  поддержания связи с объединениями России и Белоруссии.

     К сожалению, в последние годы ослабли связи с республиканским поисковым объединением Украины "Обелиск", контакты с общим движением поддерживались на уровне и по инициативе отдельных поисковых формирований, но сегодня это уже в прошлом.

     Так очень неоднозначно выглядит сегодня картина жизни поискового движения в СНГ.

Ассоциация поисковых объединений
"Народный союз  по охране памяти о павших защитниках  Отечества"
1998 год
http://maopo.narod.ru/press10.htm

4

ТАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ...

     Зарождение организованного поискового движения, как одного из направлений изучения военной истории Отечества патриотической формы воспитания, связано со стремлением молодёжи лучше узнать историю своей страны и, в частности героические и трагические события Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг.

     Поиск на местности «забытых» останков советских солдат с целью их достойного захоронения возник сразу после войны и стал массовым неформальным движением в 50 - 80-е гг. У истоков же стояли обыкновенные люди, делавшие благородное дело и не думавшие о славе.

     В поисковом движении принимали добровольное участие школьники и студенты, рабочие, интеллигенция. Ни армия, ни государство не оказывали никакой существенной поддержки. Но это не охладило энтузиазма тех, кто извлекал из небытия имена павших. Понимая всю значимость проводимой работы, многие поисковики готовили достойную смену. Прежде всего, это были школьные учителя, руководители кружков, которые увидели в поисковой работе одно из средств патриотического воспитания.

     Так, в 1958 г. вышла в маршрут московская экспедиция под руководством Юрия Робертовича Барановского, который одним из первых в стране начал поисковую работу. Учитель, фронтовик, под руководством которого сотни ребят получили опыт поисковой работы, талантливый воспитатель, создавший поисковую методику, до сих пор мало кому известную, Ю.Р. Барановский должен был преодолевать глухое сопротивлений общественного мнения, которое сводилось к тому, что дети не должны заниматься «такими» делами.

     В течение долгого времени поисковая работа не рассматривалась в качестве одного из средств патриотического воспитания, осуществляя которое в школах создавали музеи боевой славы, встречались с ветеранами, посещали братские могилы, различные мемориалы, проходили по местам боев; поисковой работой назывался прежде всего розыск забытых захоронений, братских могил, а также поиск родственников погибших, людей, которые были удостоены звания Героя Советского Союза, но не получили наград.
Красные следопыты не занимались непосредственно поиском останков солдат, не проводили раскопок, к тому же существовал негласный запрет на проведение полевых работ школьниками.

     Обратимся к публикациям в журналах и газетах (прежде всего это «Военно-исторический журнал», газета «Красная звезда», а также изданиям, посвященные вопросам воспитания и образования и др.). Среди материалов, опубликованных на страницах этих изданий, множество заметок и о патриотическом воспитании, и о поисковой работе. По ним мы можем проследить тот путь, который прошло поисковое движение за все время своего существования.

     Одними из первых появляются заметки об экскурсиях студентов и школьников по местам исторических боев, о проведении школьниками работы по установлению имен погибших.

     Педагоги 3-й специальной средней школы Ленинградского района Москвы решили организовать летнюю экспедицию учащихся по местам боев Волховского фронта, в принятии решения принимали участие ученики 9-го класса, обсудившие это на комсомольском собрании. Целью экспедиции ставилось воспитание патриотизма. Была проведена серьезная работа по подготовке. Ребята в течение нескольких месяцев зарабатывали деньги, на поход также была выделена дотация Московской городской детской экскурсионно-туристической станции. Численность отряда составила 16 человек, руководителями были назначены два педагога. Отряд получил задание от Центрального музея Советской Армии. В течение года весь коллектив, разбившись на группы, готовился к походу. С помощью сотрудников музея и участников боев был уточнен маршрут. 4 июля 1959 г. отряд двинулся в путь. Ребята преодолели около 700 км пути: от Москвы до Новгорода, а из Новгородской области до Ленинграда. Стоит отметить, что на 83-м км железнодорожного пути Чудово-Волховстрой был найден медальон Василия Яковлевича Мухачева, из этого же медальона следопыты узнали о дате боя, номере части; удалось восстановить картину боя, найти других участников. Здесь же обнаружены личные вещи солдат, некоторые из них с инициалами.

     По окончании экспедиции была устроена выставка, а 23 февраля и 4 апреля 1960 г. Центральная студия телевидения организовала передачу «Своими глазами» о поездке школь¬ников по местам боев Волховского фронта. В ответ пришло много писем, фотографий, в том числе от участников боев.

     Открываем «Военно-исторический журнал» за 1959 г. В одном из номеров опубликована заметка подполковника П. Пшеничного об экскурсии мелитопольских студентов по местам исторических боев. Автор отмечает: "Экскурсанты смогли представить себе более четко, какой ценой достигалась победа над врагом... Опыт показал, что после таких поездок студенты лучше усваивают материалы по истории КПСС, относящиеся к периоду Отечественной войны, оживляется работа в многочисленных кружках ДОСААФ при институте, в библиотеке повышается спрос на военную и политическую литературу».

     В 1960-х гг. вели активную деятельность красные следопыты Кировской области. Учащиеся средней школы № 48 г. Кирова собирали материалы о Герое Советского Союза генерале Д.М. Карбышеве. Они вели активную переписку с родственниками и сослуживцами генерала, получили от них фотографии. Во многих школах области ребята собирали материалы о героях, живших в их районе (Кружок юных друзей Советской Армии при 8-летней школе в с. Березово Юрьянского района собирал сведения о жизни своего односельчанина полковника Г.И. Панишева; красные следопыты из Санчурской средней школы собирали материалы о Герое Советского Союза К.Я. Карташове и других земляках).

     В ряде школ оформляли музеи и комнаты боевой славы. В школе станции Великой в комнате боевой славы оформлялись такие стенды, как «Герои-пионеры», «Защитники Брестской крепости», «Герои кировчане», альбом «Они сражались за Родину» также посвящен землякам; школа устраивала выставки, посвященные Советской Армии. Аналогичную работу проводили краеведческие кружки в Домах пионеров г. Кирова, г. Яранска.

     Пионерским отрядам присваивали имена героев войны В той же Березовской школе в 1966/67 учебном году проводился конкурс на право носить имя героя, и по итогам учебного года пионерскому отряду 5-го класса было присвоено имя земляка маршала Советского Союза И.С. Конева. В ряде школ силами учащихся и учителей сооружались памятники воспитанникам этих школ, павших на войне. Так в сквере у средней школы № 1 в Вятских Полянах установлен обелиск, перед зданием средней школы в с. Караванное Яранского района воздвигнут обелиск в память о выпускнике школы, Герое Советского Союза В.Ф. Калинине, при этом памятник сделан учителем школы, скульптором-любителем Ю.П. Ляшиным.

     Постепенно становится осознанной необходимость поиска «мест захоронения павших героев», а также привлечение к этой работе большего числа школьников. апреле 1968 года на новгородском химическом комбинате был создан поисковый отряд «Сокол», существующий поныне как поисковый клуб. Его первым командиром и стал Николай Иванович Орлов. До этого, с 1963 г. он водил в леса под Мясным Бором группы школьников.

     Красные следопыты действуют в это время во многих регионах Советского Союза: это Москва и Московская область, Одесса, Прибалтика, Читинская область, Украина, Белоруссия, Дагестан, Кабардино-Балкария. Красные следопыты активно действовали и на территории Воронежской области. Так, в конце 60-х гг. учащиеся средней школы № 11 составляли летопись о бывших воспитанниках школы: ушедшем добровольцем на фронт К. Стрелюке и разведчике партизанского отряда, дважды Герое Советского Союза С.А. Ковпаке. Они встречались родственниками и боевыми друзьями солдат, многое узнавали о Великой Отечественной войне из уст очевидцев. Также школьники совершали походы по местам боев 107-й стрелковой дивизии 69-й армии, сражавшейся на территории Воронежской области. Еще одна школа, № 37, собирала материалы о 303-й сибирской дивизии, участвовавшей в освобождении Воронежа. Школьники установили 180 имен, вели активную переписку с бывшими воинами дивизии.

     К следопытам 37-й школы часто обращался воронежский облвоенкомат с просьбами помочь родным погибшего воина разыскать его могилу. Так, от матери офицера A.M. Дробинина пришло письмо из Читы с просьбой найти могилу ее сына, погибшего в боях за Воронеж летом 1942 г Следопыты установили, что лейтенант Дробинин Анатолий Максимович похоронен в братской могиле № 16 у Лесотехнического института, о чем и сообщили его матери.

     С 1981 г. в Мясной Бор стали приезжать ребята из Казанского университета - «Снежный десант». Уже в 1984 г. поисковиками проводились массовые захоронения останков, а количество «искателей солдатских судеб» в лесу под Мясным Бором достигало нескольких сотен.

     В конце августа 1987 года было принято решение об организации совместной постоянной поисковой экспедиции «Долина». Все это происходило на рубеже реки Полисть у следопытского костра. 1 сентября 1987 г. это решение было документально оформлено на заседании Новгородского обкома ВЛКСМ с участием казанских, челнинских и новгородских следопытов.

     С 1987 г. в средней школе № 1 г. Пучежа Ивановской области работает клуб «Турист». На его базе 11 лет назад был создан отряд «Поиск». Он действует при штабе «Долина» г. Новгорода. Ребята ведут поиск останков бойцов и командиров, погибших и пропавших без вести в 1942 г. при проведении Любанской операции. Из новгородских лесов и болот вынесены и перезахоронены останки около 35 тысяч бойцов.

     В августе 1988 г. состоялось заседание коллегии Министерства обороны СССР и бюро ЦК ВЛКСМ, на котором были определены основные направления совместной деятельности комсомола и органов военного управления по увековечению памяти защитников родины и воинов-интернационалистов, воспитанию молодежи в духе гражданственности и патриотизма, готовности к выполнению воинского долга. В рамках этой деятельности были рассмотрены различные формы и методы взаимодействия при проведении поисковых работ, предусмотрен порядок организации военно-технического обеспечения деятельности поисковых отрядов и групп.
В мае 1989 г., согласно разработанной на заседании программе, в районе д. Мясной Бор Новгородской области была проведена Вахта Памяти, в которой приняли участие молодежные поисковые отряды из многих регионов страны, воины Ленинградского военного округа и курсанты ряда военных училищ.

     С 29 апреля по 10 мая 1991 г. на территории Воронежской области, на местах боев периода Острогожско-Россошанской наступательной операции, проходила Всесоюзная Вахта Памяти, в которой приняли участие более 100 поисковиков из Кантемировки, Липецка, Саратова Воронежа, Керчи, Кирова, Тамбова и Энгельса. 9 мая в селе Урыв на высоком берегу Дона состоялось захоронение останков 462 советских солдат (всего в Воронежской области насчитывается около 600 тыс. погибших).

     С начала 90-х гг. в обновляющейся России традиции глубокого уважения к павшим на поле боя стали возрождаться. Молодежными поисковыми отрядами за последние годы была проделана огромная работа по поиску и перезахоронению погибших на территории Советского Союза не только воинов Красной Армии, но и воинов армий Германии и ее союзников по Второй мировой войне.

     В августе 1991 г. общесоюзное поисковое движение было юридически оформлено в самостоятельную организацию: в Министерстве юстиции СССР была зарегистрирована Ассоциация поисковых объединений СНГ (АсПО) «Народный союз по охране памяти о павших защитниках Отечества» (председатель Ю.М. Иконников). Позже были созданы республиканские поисковые организации в России, Украине, Белоруссии и Казахстане. В октябре 1993 г. в г. Калуге прошла Всероссийская конференция поисковых отрядов; вниманию участников была представлена методика по проведению поисковых работ. Это был шаг вперед в разработке не менее; важных для поисковой работы теоретических вопросов. B декабре 1993 г. на учредительной конференций в Москве был создан «Союз поисковых отрядов» (СПО) - головная организация в поисковом движении России. К началу 1997г. в Союз входило 4 межрегиональных и 46 областных поисковым объединений, не считая большого числа клубов и групп - всего 353 поисковых отряда, включавших более 15 тысяч поисковиков.

     С 1993 г. Законом РФ «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» поисковым мероприятиям был придан статус государственных, они стали поддерживаться из федерального бюджета и бюджетов субъектов РФ. В Законе появилось определение «поисковая работа» и определялся порядок её проведения. Субъектом Закона определялось поисковое «формирование» (группа, отряд, объединение), а проведение «поисковой работы в местах, где велись военные действия, а также вскрытие воинских захоронений в порядке самодеятельной инициативы запрещается». Благодаря принятию Закона появились черты, которые отличали советское поисковое движение от современного российского:

     - ушла «идеологизация» поискового движения, как органическая часть ВЛКСМ;
     
     - поиск стал вестись не только на полях былых сражений Великой Отечественной, но и «малых войн» СССР 1938 - 1940 гг. (советско-финляндская война 1939 - 1940 гг., война с Японией 1945 г., военный конфликт на озере Хасан 1938 г. и др.);

    - началось активное сотрудничество с зарубежными поисковыми организациями по достойному захоронению останков не только советских военнослужащих, но и солдат противоборствующих сторон (в рамках межправительственных соглашений была создана Международная Ассоциация «Военные мемориалы»);

     - произошла децентрализация поискового движения; «Вахты Памяти» стали проводиться не только с отданием воинских почестей, но и с религиозными обрядами ряда конфессий;

     - исчез единый координационный центр поискового движения, как внутри Российской Федерации, так и за её пределами.

5

В. Щербанов:
Официальное поисковое движение России.
Этапы зарождения и становления

     Не зная своего прошлого, можешь не иметь и будущего - таков смысл известной мудрости. Поэтому, более чем двадцать лет исследований прошлой войны заставили меня неоднократно искать ответ на вопрос: когда, кем, с чего и по какой теме Великой Отечественной войны были начаты самые первые поисковые работы в Советском Союзе? Имеется в виду не столько расследования и разбирательства "компетентных органов" и не пропагандистские кампании журналистов по заказу государства, а неофициальный поиск и захоронение забытых солдат, установление их имен, сбор информации, документов и непредвзятая оценка событий. Ответы на эти вопросы, помогут понять саму суть такого благородного, но для многих не понятного, уникального в своем роде и противоречивого явления нашей жизни каким является поисковое движение.

     В то же время ответы на эти вопросы, как мне кажется, должны помочь интересующимся ответить и на самый главный вопрос - какова социальная значимость работы энтузиастов по поиску не захороненных солдат, уточнению имен погибших и изучению событий Великой Отечественной войны?

     За эти годы мне удалось не только ознакомиться с историей, но и принимать участие в изучении обороны Брестской крепости и гибели 2-й Ударной Армии, работать на местах обороны Смоленска и Вяземского окружения 1941 года, бывшей линии Миус-фронта, в подземельях Аджимушкая под Керчью, на перевалах Северного Кавказа и полях под Сталинградом... И именно этот многолетний опыт и многочисленные документы не позволяют мне согласиться с мнением, муссируемым некоторыми исследователями и историками, что "зародившееся в послевоенные годы как народная инициатива поисковое движение лишь в конце 80-х приобрело массовый характер…" (Садовников С.И. Поиск, ставший судьбой. М. 2003 г. С. 8).

     На сегодняшний день есть серьезные основания считать, что трагическим эпизодом войны, давшим первый исследовательский опыт фронтовой Истории, а впоследствии ставший в какой то степени началом всему поисковому движению бывшего Советского Союза, был все же Керченский полуостров. Здесь, в ноябре 1943 года вместе с десантниками вдохнул горький воздух подземелий и стал очевидцем первого спуска под землю наших частей, где штольни были завалены мумифицированными труппами солдат Красной Армии, и фронтовой журналист, поэт Илья Сельвинский.

     То первое исследование было непродолжительным по времени, поскольку войска наступали на Керчь и были другие проблемы, а кроме этого "случайные исследователи" не знали каменоломен и не имели возможности длительное время освещать подземелья, чтобы уходить далеко от входов. (Сборник "В каменоломнях Аджимушкая". М. 1990 г.). Но то, что они увидели в штольнях рядом со входами, их потрясло. Илья Сельвинский сразу после той "экскурсии" не мог заснуть, пока не выплеснул всю боль и ужас увиденного в стихотворении "Аджимушкай". А командиры настояли, чтобы было проведено расследование в этих подземных выработках.

     И в январе 1944 года командование 414-й стрелковой дивизии, части которой занимали линию фронта в Аджимушкае и укрывались в каменоломнях, было вынуждено назначить специальную комиссию, чтобы хоть как-то приоткрыть тайну трагедии, невольными свидетелями которой стали бойцы и командиры этой дивизии. Работу той комиссии можно считать "первой поисковой экспедицией", обнаружившей и отметившей в своем Акте обследования не только следы событий мая-октября сорок второго, но дневники и документы, найденные тогда в подземельях. Таким образом, до нас дошел список бесценных документов и частично их уникальные тексты, написанные по горячим следам в трагических условиях людьми, которые знали, что выживут из них лишь единицы. К сожалению, позже большая часть из найденных документов была изъята "корректорами" военной цензуры и заинтересованными генералами и уничтожена.

     Тем не менее, к примеру, текст дневника Серикова-Трофименко и некоторые другие документы, содержание которых мы бы никогда не узнали, если бы в той формальной "поисковой экспедиции" не оказался человек неравнодушный, для которого существовали не только приказы, но и моральная ответственность перед историей и погибшими товарищами. Таким человеком оказался лейтенант 414 стрелковой дивизии Ф.А. Грицай, случайно определенный командованием в состав комиссии (Князев Г.Н., Проценко И.С. "Доблесть бессмертна". М. 1986 г.). Его, как и Илью Сельвинского, и солдат нашего десанта не оставило увиденное равнодушным. И вечерами и ночами за счет своего отдыха он переписывал документы, которые составляли несколько мешков и хранились в штабе....
Именно благодаря энтузиазму и неравнодушию одного человека, позволившего сохранить для истории редчайшие по эмоциональному накалу и подробностям документы Великой Отечественной, я бы не стал относить те исследования к сугубо официальным расследованиям.

     Если же попытаться найти первые случаи неорганизованного и неофициального исследования и поиска пропавших солдат, то, пожалуй, здесь первопроходцем действительно окажется Н.И. Орлов из Мясного Бора, что под Новгородом. Вот как об этом рассказывает мой коллега и родной брат Николая Александр Орлов: "Я думаю, что не ошибусь, если скажу: история поискового движения не только в нашей области, но и вообще в Советском Союзе началась под Мясным Бором - небольшой деревушкой в тридцати семи километрах к северу от Новгорода. Здесь в июне 1942 года трагедией многих тысяч людей закончилась одна из незнаменитых операций Великой Отечественной войны. В многотомных изданиях писаний военных историков операция, получившая название Любанская, удостоилась упоминания, где тремя, а где и целыми тридцатью (!) строчками мелким шрифтом. Видимо, большего не заслужили сто тысяч погибших солдат и офицеров 2-Ударной, 52-й и 59-й армий Волховского фронта, оставшиеся лежать непогребенными на огромном пространстве от Мясного Бора до Красной Горки"

     В 1946 году на станцию Мясной бор приехал Николай Иванович Орлов человек, с именем которого неразрывно связано теперь слово "следопыт". Николай был моим старшим братом, и, наверное, кому как ни мне, рассказывать о нем. Но сначала он расскажет о себе сам. Слава Богу, Вера Ивановна Мишина, директор музея объединения "Азот" (теперь это АО "Акрон") как-то усадила Николая Ивановича перед микрофоном и сделала запись его рассказа о жизни, о поиске, о судьбе, распорядившейся так, что он стал делать то, чего не делал никто до него: (читать эти воспоминания Н.И. Орлова...) http://pavlovsk-spb.ru/vospominaniya-niorlova-o-dolin..

     Во всяком случае, действительно, Н.И. Орлова можно считать одним из первых, если не первым, неформальным поисковиком бывшего Советского Союза, поскольку известной информации о других энтузиастах-исследователях сороковых годов мы не имеем. Хотя это вовсе не исключает, что не было таких же следопытов, имена которых до нас по каким-то причинам не дошли.

     В начале пятидесятых годов начал заниматься прояснением солдатских судеб и фронтовых трагедий тогда еще мало известный журналист, фронтовик Сергей Сергеевич Смирнов. Первым и серьезным этапом в его поисковой работе стала Брестская крепость. А начиналось все, как и у большинства - с легенд, отрывочных сведений и рассказов. Вот как о том моменте вспоминал соратник по перу Ираклий Андроников: "Он узнал, что в 1941 году гарнизон Брестской крепости, расположенный на бывшей польской границе, не сдался, а продолжал сопротивляться даже и после того, как крепость оказалась в глубоком тылу врага. Оборона была необычайно упорной. Крепость была взята лишь после того, как все защитники пали...

     Легенда захватила Смирнова. И началась труднейшая и упорнейшая работа...". (Воспоминания о С.С. Смирнове. М. 1987 г. С.8). Стекавшаяся к С.С. Смирнову информация, новые документы о том эпизоде войны на реке Буг, судя по всему, перевернули его отношение к недавней войне, перевернули его представление о событиях, свидетелем которых он был сам. Эти отрывочные воспоминания, фрагменты документов, рассказы очевидцев вернули его назад в войну, где остались погибшие его товарищи. Вот как сам Сергей Сергеевич говорил об этом: "Мне не дают покоя те, кто вернулся домой, и те, кто остался там, на поле боя..." (Воспоминания о С.С. Смирнове. М. 1987 г. С. 5).

     Результатом этой работы стала серия материалов о неизвестных героях, выступления по радио и телепередачи альманаха "Подвиг", которые тогда если не перевернули, то основательно встряхнули страну, ставшую в суете мирской забывать тех, кому они обязаны и миром и жизнью.

     Тогда же в начале пятидесятых из первых публикаций и выступлений С.С. Смирнова страна начинает узнавать новые имена, мужчин и женщин, парней и девушек, которые, так же как и он, ведут поиски, устанавливают имена погибших, сообщает ему новые данные, дают темы для его исследований. Кстати, тогда же, может быть впервые и на всю страну, были названы имена Николая Орлова из Мясного Бора, Владимира Биршерта из Керчи и других энтузиастов-следопытов.

     Это еще раз подтверждает предположение, что поисковое движение рождалось как стихийное движение одиночек,- людей, взваливших на себя боль миллионов не захороненных и неизвестных солдат Великой войны. В этом несомненная сила этого движения, поскольку оно рождалось и продолжается инициативой личностей, которым не нужны приказы и распоряжения. Они сами приобщались к делу поиска в разное время и с разной мотивировкой, но если они вели или ведут эту работу, то ведут осознано и преданно, без оглядки на смену идеологий и конъюнктурных веяний.

     Но именно в этом была и слабость начального этапа работы "красных следопытов" - они делали Дело, не задумываясь о популизме и своей известности, поэтому мы и не знаем большинства их фамилий.

     Сергей Сергеевич Смирнов не только поднял поисково-исследовательскую работу на новый качественный уровень. Он не только, несомненно, первым, в захватывающем научно-популярном стиле пропагандировал эту сложную, многоплановую работу. Но он также создал новый жанр. По словам известного писателя Валентина Катаева - это "жанр научного поиска", а по мнению Евгения Долматовского - это жанр "литературы поиска", которая "возникла на стыке прозы, очерка, мемуаров и документальных публикаций..." (Воспоминания о С.С. Смирнове. М. 1987 г. С. 91).

     Но главная заслуга журналиста, исследователя и поисковика Смирнова С.С. состояла, пожалуй, в том, что именно он привлек внимание миллионов людей к теме забытых солдат, показал важность и необходимость такой работы и стал родоначальником теперь уже действительно массового (всесоюзного) поискового движения. Вот как это выразил один из современников и друзей исследователя: "На наших глазах росли в геометрической прогрессии ряды его последователей. Тысячи людей при жизни Сергея стали жадно искать в том же направлении..." (Воспоминания о С.С. Смирнове. М. 1987 г. С. 24).

     Летом 1965 года в городе Брест состоялся первый слет красных следопытов Советского Союза. (Воспоминания о С.С. Смирнове. М. 1987 г. С. 82) И хотя он не организовал разрозненных энтузиастов, не определил единые цели и задачи, не нашел наиболее эффективные формы поисковой работы, но, тем не менее, он впервые показал, что в поисковом движении уже участвуют не единицы, а тысячи взрослых и молодых людей.

     С этого же времени к поиску приобщаются люди, многие из которых позже станут создателями крупных областных поисковых организаций или Всесоюзных экспедиций: Александр Николаевич Краснов (г. Калуга), Сергей Михайлович Щербак (г. Керчь), Эдуард Иванович Григорьев (г. Старый Оскол), Александра Васильевна Ткаченко (г. Ростов-на-Дону), Вячеслав Иванович Спиридонов (г. Волгоград), Ксения Тихоновна Зоркина (г. Воронеж), Вячеслав Дмитриевич Митягин (г. Москва), Леся Александровна Козик (г. Львов), Юлий Михайлович Иконников (г. Москва), Николай Андреевич Кручинкин (Республика Мордовия) и другие...

     И все-таки главным событием в истории поиска стал, несомненно, I-й Всесоюзный слет поисковых отрядов, проходивший в Калуге 13 марта 1988 года. Именно с этого момента ведет свое летоисчисление организованное поисковое движение России и стран ближнего зарубежья. Поскольку первыми реальными действиями того "пробного" Слета стал Всесоюзный сбор в городе Гагарине Смоленской области (весна 1989 г.) и первая "Всесоюзная Вахта Памяти-89", первый этап которой проводился в апреле-мае в Мясном Бору Новгородской области. Результаты лишь первого весеннего этапа этой Вахты Памяти стали неожиданны даже для организаторов - Центрального Комитета ВЛКСМ и поисковиков страны. Вот только некоторые цифры той трехнедельной работы:

     * принимало участие более 1500 человек из 59 регионов Советского Союза;
     * были найдены и захоронены останки 3199 солдат и командиров Красной армии;
     * найдено более 250 солдатских медальонов, документов или именных вещей;
     * установлены имена 89 погибших солдат ("КП" № 107 от 11. 05. 1989 г.).

     За всю же Вахту Памяти 1989 года подняты останки более 5. 000 погибших воинов, установлены имена 401 солдата. ("Правда" № 358 от 24. 12. 1990 г.) За год было найдено и уничтожено более 25000 взрывоопасных предметов.
После этого Всесоюзные Вахты Памяти проводились еще три года, и каждый год они давали большие результаты.

     В августе 1991 года была зарегистрирована Ассоциация поисковых объединений "Народный союз по охране памяти о павших защитниках Отечества" (АсПО). Председателем Координационного совета единодушно был избран фронтовик, журналист и ветеран поиска Юлий Михайлович Иконников. В состав Координационного совета вошли: В.П. Демидов, Ю.А. Смирнов и Е.И. Иванова (г. Москва), С.Н. Флюгов (г. Новгород), В.В. Сысоев (г. Калуга), М.В. Черепанов (г. Казань), В.К. Щербанов (г. Ростов-на-Дону), В.А. Кычев (г. Архангельск), О.В. Неверов (г. Курск). А 17 сентября в здании Московской академии им. Сеченова состоялась презентация АсПО….

     Осенью этого же года вышел первый и единственный номер специализированной газеты "Эхо войны", подготовленной АсПО и редакцией газеты "Новое дело". С 1992 года периодически стала выходить специализированная страничка "Поиск" во Всесоюзной газете "Патриот". Редактором и газеты "Эхо войны", и раздела в газете "Патриот" стал Юлий Михайлович Иконников. И хотя эти странички выходили не столь регулярно, как хотелось бы, и всего года полтора-два, но, тем не менее, они сыграли очень важную роль в объединении разрозненных поисковых отрядов, объединений и энтузиастов-одиночек, а так же в информировании населения об этом направлении.

     Развал Советского Союза в 1992 году нанес удар по государству и всему обществу. Перестали существовать не только крупнейшие общественные организации, такие как ВЛКСМ, Всесоюзная пионерская организация, ОСВОД, на грани закрытия был ДОСААФ, прекратили существование многие творческие организации, распадались научно-исследовательские институты, закрывались и банкротились предприятия. Но Ассоциация поисковых объединений "Народный союз по охране памяти о павших защитниках Отечества", одна из немногих общественных и даже государственных структур, которая продолжала жить и работать.

     События того тяжелого для всей страны периода лишний раз доказали жизнеспособность и силу сообщества неравнодушных людей, объединенных не указами, чиновниками или деньгами, а благородной общественно-значимой идеей.

     И если на первом Слете поисковых отрядов 160 присутствующих представляли около 140 поисковых отрядов СССР, то уже в 1991 году АсПО объединяло 524 поисковых отряда. И даже в декабре 1995 года Союз поисковых отрядов России (переоформленная АсПО) объединял и координировал работу "около 500 отрядов, объединенных в 22 областных и 5 республиканских формирований или в военно-патриотические клубы районного и городского масштаба" (Сборник. Место боя как исторический памятник периода Великой Отечественной войны. М. 1996 г. С. 33).

     В том же 1995 году в год 50-летия Победы в Великой Отечественной войне Правительство Российской Федерации официально закрепило за Союзом поисковых отрядов России выполнение пунктов по поиску не захороненных советских солдат в рамках Закона "Об увековечении памяти погибших защитников Отечества". Тем самым впервые официально признав роль и значение поискового движения России.

     И, несмотря на то, что целенаправленное государственное финансирование за все годы выделялось лишь однажды в 1995 году, тем не менее, поисковое движение крепло, расширялось, выстраивало свою организационную структуру.
С 1996 года для лучшей координации работы стали создаваться Межрегиональные поисковый центры: "Восток" (рук. Е. Скуратова, г. Екатеринбург), "Южный рубеж" (рук. В. Щербанов, г. Ростов-на-Дону), "Ратник" (рук. И. Цуканов, г. Курск), "Центр" (рук. В. Сысоев, г. Калуга), "Северо-запад" (рук. И. Прокофьев, г. С-Петербург), и "Запад" (рук. С. Флюгов, г. Новгород). Именно благодаря созданию этих координирующих центров удалось вернуться к проведению крупных межрегиональных и международных Вахт Памяти, экспедиций, молодежных учебно-поисковых лагерей и научно-практических конференций.

Щербанов Владимир Кириллович,
председатель Межрегионального поискового центра "Южный рубеж".
Информация получена с сайта: http://pavlovsk-spb.ru


Вы здесь » ФОРУМ ПОИСКОВИКОВ "БРЯНСКИЙ ФРОНТ" » ПОИСКОВЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ » ИСТОРИЯ ПОИСКОВОГО ДВИЖЕНИЯ В СССР