ФОРУМ ПОИСКОВИКОВ "БРЯНСКИЙ ФРОНТ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФОРУМ ПОИСКОВИКОВ "БРЯНСКИЙ ФРОНТ" » СТРОКИ ОПАЛЕННЫЕ ВОЙНОЙ » Воспоминания о войне. Комаричский район.


Воспоминания о войне. Комаричский район.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

2

Поселок Троицкий

http://s3.uploads.ru/t/Gjv3t.jpg

На фото: Германия. Воины-победители. В верхнем ряду справа Зинаков Григорий Абрамович

     22 июня – День памяти и скорби. Это  день начала Великой Отечественной войны. Это день, который  в очередной раз напоминает  нам о всех погибших в боях, замученных в фашистской неволе, умерших в тылу от голода и лишений.  В преддверии трагической даты мы продолжаем публикацию воспоминаний жителей п. Троицкий о том, как им приходилось выживать в те годы военного лихолетья.

БЛИНДАЖИ
     Арсенова (Зязева) Мария Федоровна вспоминая о войне, рассказала мне, как делали  они блиндажи из разбомбленных домов прямо на улице в поселке Троицкий. После освобождения Комаричского района 3 сентября 1943 года от немецких захватчиков Мария Федоровна вернулась из эвакуации и  будучи маленькой девочкой раскапывала с мамой блиндаж в лесу, доставали бревна из ямы и распиливая их на небольшие части, на себе перевозили бревна в поселок и на прежнем месте строили дом.

ПЕРЕСЕЧЕНИЕ СУДЕБ
     Во время войны в Троицком произошел один интересный случай, о котором мне рассказывал Зязев Владимир Васильевич (ныне покойный). У наших лобановских предков был бунтарский нрав, а характером они были тверды и неуступчивы. И когда немцы выгоняли в лес женщин и стариков рыть окопы, то Ермаков Архип Моисеевич отказался выполнять указания немцев, за это фашист разбил ему голову прикладом. А дед Архип в отместку ударил немца по голове колом и тот упал на землю без сознания. Увидев это, другие немцы схватили деда и повели в комендатуру. Там за столом сидел немецкий офицер, который сказал переводчику, чтобы тот объяснил старику, что когда пригонят с работ местных жителей, его прилюдно расстреляют. На что дед Архип по-немецки ответил, что перевода не надо, он и так все понял. Удивленный немец спросил: «Откуда старик в таком небольшом поселке знает хорошо немецкий язык?» И Архип Моисеевич рассказал коменданту, как он воевал в Первую мировую войну и, будучи на передовой, попал в плен. Из лагеря их выводили в город на строительство объектов. У немецкого начальника стройки было двое детей, мальчик и девочка, которые приходили к отцу. Начальник брал одного пленного и заставлял обучать своих детей русскому языку. Этим пленным был Архип Моисеевич. А они в свою очередь обучили его немецкому. Услышав название города, немецкий офицер спросил Архипа, а не помнит ли он как звали тех детей. И когда дед  Архип назвал их имена, немецкий офицер встал и одернув мундир сказал: «Этот мальчик был я». Того рядового немца с перебинтованной головой за то, что он ударил старика, отправили на передовую под пули, а Архипа Моисеевича отпустили. Да, недаром у нас в народе есть поговорка: «Жизнь прожить – не поле перейти». Дважды судьбы этих людей каким-то образом пересекались в двух мировых войнах, а некоторые поговорки деда Архипа на немецком языке уроженцы Троицкого помнят до сих пор.

ПОМОЩЬ ПАРТИЗАНАМ
     Местные жители неоднократно укрывали у себя партизан и, дав им еды, помогали перебираться в соседние леса. У жителя п. Троцкий Арсенова Григория Трофимовича родной брат Степан Трофимович состоял в комаричском подполье,  которое возглавлял Павел Гаврилович Незымаев. После доноса и разоблачения подпольщиков немцы их зверски казнили 8 ноября 1942 года.

ЗВЕРСТВА ФАШИСТОВ
     Гаранина (Зязева) Вера Федоровна, жительница г. Брянска рассказала о своей жизни в нашем поселке: “Когда началась война мне  было 16 лет. Мой брат Зязев Василий Федорович работал на железной дороге помощником машиниста. Немцы разбомбили станцию п. Комаричи, там погибло тогда много железнодорожников из с. Лобаново, п. Комаричи, а мой брат и еще два железнодорожника, жители п. Троицкий Козлов Василий Григорьевич и Арсенов Сергей Меркулович остались живы, потом они прятались от немцев и жили в погребах и скирдах с сеном...
Хорошо помню, как пришли каратели в поселок. Напротив нашего дома у пожилого старика в доме поселились два немца. Их имена были Ганс и Вилли... Мы их боялись. А особой жестокостью отличались финны.
     Линия фронта проходила через п. Воскресенский Дмитровского района, который расположен на опушке леса Чермашон. Бои шли больше года и все это время немцы, финны, австрийцы, многие другие проходили через наш поселок на передовую, останавливаясь здесь на ночлег. Весь лес Симич был изрыт и укреплен для боевых действий немцами. У них готовили еду две военнопленные девочки из г. Елец Маруся и Тоня. Готовили они в основном макароны по-флотски с тушенкой, которую мы тогда еще не видели. И еду эту возили на линию фронта к п. Воскресенскому. Много раз они привозили ее обратно, потому что кормить там было некого. Русские солдаты разбивали немцев и закреплялись в лесу Чермашон. Привезя еду назад, поварихи с детьми и женщинами с поселка под дулами автоматов выкапывали яму и вываливали емкости  с пищей, а потом закапывали, чтобы не досталось местным жителям. На местном курятнике немцы истребили всех кур. Одного старика, шедшего из Упороя с пудом муки, отвели на кладбище нашего поселка и расстреляли.
     Жил у нас Зинаков Алексей, по уличному его звали Шкода. Очень шустрый парень был. Крал у немцев все, что под руку попадет: какао, кофе, название которых мы тогда даже и не слышали, и многое другое. Но однажды, у него обнаружили краденное и посадили его в специально оборудованный бункер, который был сделан на улице нашего поселка для нарушителей немецких законов. Бункер  с железной решетчатой дверью выходил прямо к нашему погребу. Шкода долго сидел там, был голодный, постоянно просил пить. Я ему приносила, хотя знала, что за это меня могут расстрелять. Потом немцы все же не пощадили Алексея...
     В нашем поселке жили люди всегда дружно. Всегда собиралось много народу не только на праздники, но и когда была нужна помощь соседям и односельчанам. Если видели, что кто-то привез дрова, сено или что-то еще, приходили на помощь сами без всяких просьб. А с приходом немцев, троицкие не доносили друг на друг, а наоборот помогали скрываться от фашистов. Моей сестре Татьяне, которую немцы вели на расстрел, каким-то чудом удалось вырваться и сбежать. Долгое время она жила в стогу сена, где ее прятала мама. Она носила ей воду, хлеб и еду, и никто из односельчан ее немцам не выдал.
     В июле нас угоняли в п. Белогривец Сумкой области (Украина). Шли пешком, останавливаясь, чтобы покормить детей, но подходили немцы и выливали нашу еду на землю, а нас гнали дальше. В п. Шостка нас остановили посмотреть на зверства фашистов. Ночью здесь была вылазка партизан. Они убили много немцев, а те в отместку собрали всех местных жителей мужского пола (даже маленьких детей), согнали в сарай и подпалили его. Теперь там была целая куча сожженных тел. Еще по пути проходя около большой ямы (поселок, к сожалению, не вспомню) мы видели, как всех мужчин этого населенного пункта фашисты зверски казнили. Корни и трава возле ямы были багряно красные от крови, а яма наполовину была заполнена телами людей. К счастью, в лагере мы пробыли недолго.

ОСВОБОЖДЕНИЕ
     Советские войска быстро освободили нас. В родной п. Троицкий мы вернулись в начале октября. На месте нашего дома  была очень глубокая воронка, рядом  разбомблено еще пять домов. На дне воронки  лежала остатки соломы от крыши нашего дома.  Наша кошка не ушла с этого места, мало того, она окотилась в этой соломе и встречала нас уже с котятами, словно веря в то, что хозяева вернутся домой из немецкого лагеря...
     День Победы мы встретили в родном поселке. Люди выбежали со всех домов на улицу. Они кричали, плакали, кружили друг друга на руках. Кто-то пел, плясал. Дети кричали от счастья. Всем поселком мы устремились в лес Симич. В центральном логу, разделяющем лес на две части, у нас было место для особых гуляний. Мы несли туда кто краюху хлеба, кто картошку, сало, кто яиц куриных. Играли на гармошке, балалайке, танцевали целый день. Празднование Дня Победы я не забуду никогда.

ЭХО ВОЙНЫ
     После войны я работала в колхозе им. Калинина бригадиром полеводческих бригад, в которые входило несколько населенных пунктов: п. Троицкий, п. Солнце, п. Зарево. В п. Зарево располагалась контора нашего колхоза. В нашем колхозе было три лошади и чуть более 300 га пашни, которую мы обрабатывали на этих лошадях. Однажды ребята пахали поле за огородами нашего поселка к лесу Симич. Там везде стояли таблички с надписями «МИНЫ» на немецком языке, но нужно было пахать поле, в стране был голод. Трое наших ребят, им было по 12-13 лет, зацепили плугом мину и подорвались (Клеванов Михаил Петрович, мой брат  Зязев Александр Федорович, Арсенов Алексей Васильевич). Чудом они остались живы, но без больших увечий не обошлось.
     Да, послевоенные годы, конечно же, давали о себе знать. Неоднократно ребятня с нашего поселка приносила из леса снаряды, гранаты и многое другое. Распалив большой костер, они кидали туда эти страшные находки и прятались кто куда. Раздавался сильнейший взрыв и местные жители, услышав это эхо войны, бежали туда сломя голову. Без последствий для ребятни такие шалости не обходились”.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ
     После 9 мая 1945 года начали постепенно возвращаться в родной поселок наши войны-победители. Вернулись  с фронта живыми Арсенов Егор Савотеевич, Клевонов Егор Петрович, Зинаков Михаил Константинович и еще несколько человек. Погибли в боях Арсенов Константин Меркулович, Арсенов Пантелей Иванович, Арсенов Терентий Савотеевич, Блюденов Павел Федорович, Козлов Михаил…
В числе вернувшихся был и мой дед Зинаков Григорий Абрамович. Он прошел всю войну с первых дней и до победного мая 45-го водителем автомобиля ЗИС-5. Воевал в гвардейском полку, участвовал во встрече на Эльбе и взятии Берлина. Имел, как и многие другие солдаты, боевые награды.
     А для уроженца п. Троицкий Клеванова Григория Петровича эта война тогда еще не закончилась. Их войска перебросили в Манчжурию, и он участвовал в разгроме Квантунской армии до полной капитуляции Японии. Лишь только после этого был положен конец Второй мировой войне. Как и мой дед, он прошел эту войну шофером и имел множество наград.
     К большому сожалению, наши ветераны не любили рассказывать о войне, не хотели каждый раз вспоминать то страшное время, то, через что им пришлось пройти. Поэтому мы немного знаем о тех боевых сражениях, в которых они принимали участие.
     Жил в поселке еще один фронтовик Кудряшов Александр Егорович. Родился он в Карелии, а женился на Клевоновой Ольге Петровне и остался жить в нашем поселке. Участвовал в обороне Ленинграда, в прорыве блокады Ленинграда, сражался на Невском пяточке. Был посечен осколками и чудом остался жив. Один осколок под своим сердцем носил до конца своих дней.
     Мы без преувеличения по-настоящему   гордимся нашими дедами и прадедами, которые прошли через жернова Великой Отечественной и вернулись победителями.
Александр Машков, 21.06.2016г.
газета "Верный путь" Комаричского района
Источник: http://verniy-put.ru/publicacii/pisma-c … voyne.html

3

Опасный рейс

     «Уважаемая редакция! Обращается к вам ветеран труда Светлана Ефремовна Фокина. Приближается скорбная и страшная дата в истории нашей Родины - 22 июня, день начала Великой Отечественной войны. В канун этой даты я хочу рассказать о моем отце - участнике Гражданской войны, коммунисте с 1920 года Ефреме Сафроновиче Тараканове, который, хотя и не принимал участия во фронтовых битвах, но совершил поступок, достойный памяти».

http://s3.uploads.ru/t/SDwLv.jpg

     С удовольствием выполняем Вашу просьбу, Светлана Ефремовна.
     Родился Ефрем Сафронович 15 февраля 1899 года в деревне Алень Брянского уезда Орловской губернии в многодетной семье крестьянина-бедняка, в которой было шестеро сыновей и дочь. В 1930 году родители вступили в колхоз. В это время Ефрем нёс уже ратную службу - в 1918 году был призван в ряды Красной Армии, где и прослужил верой и правдой 17 лет, до 1935 года. Первые два года - рядовым красноармейцем, затем 10 лет - строевым командиром. В 1920 году он вступил в ряды ВКП(б), в 1922-м закончил курсы политработников в г. Тифлисе, а в 1930-м - военно-политические курсы в Киеве. И последние годы своей военной службы Е.С. Тараканов был политработником. В период Гражданской войны участвовал в разгроме армий Деникина, Петлюры, белополяков, грузинских меньшевиков и других контрреволюционных банд.
     В 1929 году женился на Александре Фёдоровне Губенко, родом из с. Богородичное Донецкой области.
     В 1935 году за отличную службу нарком обороны СССР, Маршал Советского Союза Климент Ворошилов лично вручил Ефрему Сафроновичу серебряный портсигар, который он в 1941 году сдал в фонд обороны страны.
     После демобилизации в 1936 году Ефрем работал инструктором в Клетнянском райкоме партии. Тогда же для укрепления финансовых органов райком направил его на должность заведующего Клетнянской сберкассой, а в конце 1937 года он был назначен управляющим отделением Госбанка в Клетне.
     В 1939 году Орловская контора Госбанка направила Е.С. Тараканова в г. Казань на 6-месячные курсы управляющих Госбанком, по окончании которых его назначили управляющим Брасовским отделением Госбанка, а в марте 1941 -го - управляющим Комаричским Госбанком.
     Здесь его и застала война. 1 октября 1941 года фашисты пришли на комаричскую землю. Ефрем Сафронович вместе с ценностями Госбанка отправился в эвакуацию по месту базирования Орловской конторы банка - в столицу Башкирской АССР - г. Уфу. Об этом опасном рейде, который сродни фронтовому подвигу, рассказал в мае 1967 года корреспондентам районной газеты «Верный путь» свидетель и непосредственный участник происходивших событий - шофёр грузовика, перевозившего ценности Комаричского банка, Иван Павлович Чубруков. Размещая его воспоминания, газета писала:
     «Много мужества и героизма проявили в годы Великой Отечественной войны советские люди. Не щадя своей жизни, они шли в бой с фашистскими головорезами, совершали трудовые подвиги в тылу, крепя могущество своей Родины. Достойный описания подвиг совершили в октябре 1941 года наши земляки бывший управляющий Госбанком Ефрем Сафронович Тараканов и шофёр Иван Павлович Чубруков. Они буквально из- под носа гитлеровцев сумели вывезти из Комаричей банковские ценности».
     Приведём рассказ И.П. Чубрукова с небольшими сокращениями.
     «...Гитлеровцы вступили в Комаричи внезапно. Хотя учреждения наполовину были уже свёрнуты - велась работа по их эвакуации в тыл страны, жизнь продолжала идти своим чередом. Решением райкома и военкомата я был прикомандирован с машиной «ГАЗ-АА» к банку, где управляющим был Ефрем Сафронович Тараканов. Банк готовился к эвакуации. Все самые ценные документы, в том числе и денежные знаки, были уложены в сейфы и брезентовые мешки. Машина была полностью заправлена, в кузове в бочках стояло горючее на случай дальней дороги.
     Беду мы ожидали, но не так, как она на нас свалилась.
     1 октября к вечеру нам вдруг сообщили: «Немецкие танки уже на хлебоприёмном пункте». Вначале не поверили, думали, что это какая-то провокация. Но до нашего слуха донёсся гул моторов, который всё больше и больше нарастал. Сомнений быть не могло: фашисты - в Комаричах.
     Надо было спасать ценности. Быстро вскочив в машину, даже не успев захватить с собой одежды и продуктов, мы в сопровождении двух охранников двинулись через Лопандино в Радогощь, в лес.
     В Радогощи находились райком и райисполком. Но никто точно не знал обстановки. Что делать? Где фашисты? Только ли сзади нас или они уже перерезали все дороги? В то время было много разговоров об окружении, да это нередко и не было слухами. Мы решили двигаться лесом на Локоть, а оттуда - на Карачев. На реке Неруссе уже шли ожесточённые бои. Оставаться здесь было нельзя.
     Но чем дальше мы уходили от Комаричей на восток, тем ощутимее чувствовалось приближение фронта. Мы не знали тогда, что танки Гудериана, прорвав фронт, захватили Орёл и уже оттуда двигались на Брянск. Получалось, что, уходя от немцев, мы как бы двигались им навстречу. Впереди всё чаще вспыхивали сполохи взрывов. Несколько раз попадали и мы под обстрел авиации противника. Наше счастье, что, заняв Орёл, немцы, слегка успокоенные быстрой победой, не вели наступление сплошным фронтом. С помощью местных жителей мы проскочили в районе города Карачева через линию фронта и взяли курс на Моршанск Тамбовской области. Вот где нам пригодился запас бензина. Не взяв с собой те бочки с горючим, мы не смогли бы вырваться из огненного кольца. Но и риск был большой: достаточно было одной шальной пули, чтобы наша машина превратилась в пылающий костер. Верную службу сослужила и наша полуторка. Небольшая, она легко пряталась за кустами, с трудом, но прео¬долевала естественные препятствия, глубокие колеи и осеннюю хлябь.
     Больше месяца мы колесили с ценным грузом по разбитым дорогам и бездорожью, продвигаясь на восток страны, в пункт назначения. Много пришлось пережить опасностей, натерпеться холода и голода. Выехали-то мы без тёплой одежды, сменного белья и практически без запаса продуктов. Были дни, когда во рту не держали даже куска хлеба, и купить его было не за что. Хотя в кузове лежали огромные суммы денежных знаков, никому и в голову не приходило воспользоваться хотя бы одной купюрой, даже дотронуться до них.
     Ценности в полной сохранности мы сдали в Уфе. Ефрем Сафронович начал работать в банке, я пошёл в военкомат и записался добровольцем...
     ...Прошло много лет после завершения того опасного рейса. Это было испытание на мужество, выдержку и честность. И я часто вспоминаю нашего вдохновителя, кристально честного солдата партии коммунистов Ефрема Сафроновича Тараканова, под руководством которого мы смогли вырваться из огненного кольца и спасти государственные ценности».
     Светлана Ефремовна пишет, что в кузове этой полуторки в эвакуацию отправилась и семья Ефрема Сафроновича: его жена Александра Фёдоровна с двумя малолетними детьми. Дети спали прямо на мешках с документами и деньгами и прятались во время обстрела за стоящими в кузове бочками с бензином. Питались в основном картошкой и бураками, которые находили на неубранных полях вблизи деревень, хлеба купить было не за что...
     В октябре 1943 года, сразу же после освобождения Брянщины от ненавистных оккупантов, Ефрем Сафронович вместе с сохранёнными банковскими ценностями и с семьёй вернулся в Комаричи, где до 1949 года работал управляющим отделением Госбанка, затем до ухода на заслуженный отдых - заведующим сберкассой и на различных должностях в райисполкоме. Был активным участником общественной жизни поселкового Совета депутатов трудящихся.
     Умер Е.С. Тараканов в 1967 году после тяжёлой и продолжительной болезни, не дожив и до 70 лет, и в этом году исполняется 50 лет со дня его смерти. Но старожилы Комаричей помнят этого неутомимого труженика, коммуниста и кристально честного человека, помнят и его самоотверженный поступок, который можно приравнять к военному подвигу.

23.06.2017 г., Раиса Лебедева, газета «Брянская правда»


Вы здесь » ФОРУМ ПОИСКОВИКОВ "БРЯНСКИЙ ФРОНТ" » СТРОКИ ОПАЛЕННЫЕ ВОЙНОЙ » Воспоминания о войне. Комаричский район.