ФОРУМ ПОИСКОВИКОВ "БРЯНСКИЙ ФРОНТ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФОРУМ ПОИСКОВИКОВ "БРЯНСКИЙ ФРОНТ" » СТРОКИ ОПАЛЕННЫЕ ВОЙНОЙ » Воспоминания о войне. Почепский район.


Воспоминания о войне. Почепский район.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Кузьма Васильевич Дерюгин, с.Семцы:
Память о прошлом в сердце живет

http://storage2.static.itmages.ru/i/13/0730/s_1375176643_2814508_fd31745a03.jpg

     Кузьма Васильевич Дерюгин, уроженец села Семцы, прошел дорогой с крутыми поворотами судьбы 85 лет.
     До войны успел окончить 5 классов, больше учиться не довелось. Но его родители рядовые колхозники Василий Тимофеевич и Фекла Даниловна передали сыну все премудрости крестьянской жизни, научили трудолюбию, на своем примере показали, как надо любить землю, село, страну, не жалеть сил для укрепления и процветания Родины. И это не громкие слова. "Полвека я чувствовал всем сердцем и душой, - откровенничает ветеран войны и труда, труженик тыла, -что лес, который садил, охранял, как будто мой, собственный". Так заботливо и бережно выполнял свои обязанности на протяжении пятидесяти трудовых лет военный лесник К.В.Дерюгин. И все эти десятилетия - с лошадью в неразлучной связке. Запомнился конь Сокол, на котором сотни верст намотал по лесу. Нарушений в работе не было, а главное - не допустил ни одного пожара. За сохранение и приумножение лесных богатств отмечен нагрудным знаком. В живописных лесных массивах содержал пасеку - около двух десятков семей пчел, от которых море пользы для здоровья, понимание смысла и мудрости жизни.
     Кузьма Васильевич очень рад и доволен, что трудился именно военным лесником. Война в его памяти оставила страшный след и незаживающие раны. Своими глазами запечатлел пятнадцатилетний паренек артобстрелы села Семцы, вражеские налеты со стороны Почепа до реки Рожок и смертельные бомбежки.
     Когда в Семцы пришла первая линия фронта, люди прятались кто куда. Семья Дерюгиных укрылась в погребе, там и настигли фашисты отца, брата. Обыскали. У брата нашли партбилет. Разъяренные, как звери, немецкие изверги с криками "коммунист!" вытолкали его на большак и расстреляли автоматной очередью в спину. Жуткая боль потери близкого, родного человека до сих пор тревожит душу ветерана. Брата похоронили в десяти шагах от дома на огороде, где установили памятник. Вот уже семь десятилетий обелиск изо дня в день будто "разговаривает" с оставшимся в живых братом Кузьмой и неустанно твердит: "Берегите Родину, любите свою страну, умножайте ее богатства и защищайте от врагов".
     Пережитая трагедия оказала влияние на становление характера К.В.Дерюгина. В 1948 году его призвали в армию. После обучения в пограншколе он был направлен на заставу в войска Западной Украины под Львовом. Новобранцы застали стариков-пограничников призыва 1921-24 годов рождения, обнимались, радовались, учились Родину защищать. И Кузьме Васильевичу довелось проявлять мужество и стойкость в борьбе с нацистами. Трижды участвовал в боях, но гранаты и пули миновали солдата. Пограничная служба научила его любить жизнь, дала путевку в военное лесничество.
     Энергичный, жизнерадостный и общительный ветеран не безразличен к судьбе молодого поколения. Он принимает участие во всех патриотических мероприятиях села и района, выступает перед школьниками, учит их стойкости и мудрости. На его груди Орден Отечественной войны 2 степени, боевые и юбилейные медали.
Несколько лет назад ушла из жизни жена Екатерина Егоровна, с которой они вырастили семерых детей. Сейчас у ветерана 10 внуков, есть и правнуки.
     Кузьма Васильевич рад, что его не забыли. Он чувствует постоянное внимание со стороны своих детей, местной администрации, совета ветеранов.
     22 июля - в день рождения юбиляр с благодарностью принял поздравления, Почетную грамоту и подарок - картину с лесным пейзажем от главы Семецкого поселения Ф.Ф.Белоножко, председателя первичной ветеранской организации И.В.Щемелинина, председателя районного совета ветеранов В.И.Корзанова.

Владимир ЗУБОВ.
Фото автора.
"Почепское слово"
№ 89 от 30.07.2013г.

2

ПАМЯТНЫЙ БОЙ

     Мой отец Филипп Платонович Цветков, участник Гражданской и Великой Отечественной войн, был призван в Красную армию в июле 1941 года Вельским РВК Смоленской области. Пешком их группа пришла в г. Новодугино, где был сформирован полк. Соединение перебросили в район Почепа, сразу в бой без какого-либо прикрытия с воздуха. Из-за чего полк был практически уничтожен.

     Отцу с небольшой группой бойцов удалось спастись. Несколько дней они двигались в восточном направлении, пока не наткнулись на красноармейцев во главе с лейтенантом, который сумел создать подразделение численностью около 200 человек, вооруженных стрелковым оружием. Немцы к этому времени настолько обнаглели, что практически без боевого охранения ездили на машинах и бронетехнике по лесным дорогам. Лейтенант предложил проучить их. Благо наши солдаты обнаружили склад с бутылками с зажигательной смесью. Выбрали участок лесной дороги, по обе стороны которой, залегли, замаскировавшись, красноармейцы. Условились, что по сигналу подожгут сначала головную и хвостовую машины, после чего забросают бутылками с «коктейлем Молотова» остальные. Ждать долго не пришлось, послышался грохот и лязг гусениц — шла колонна танков. Бой был скоротечным, все танки сожжены, экипажи уничтожены, потерь со стороны красноармейцев не было.

     После боя собрались в условленном месте. Лейтенант перед строем от имени Родины объявил всем благодарность, а затем предложил небольшими группами пробиваться к своим. Группа, в которой находился отец, была в скором времени захвачена немцами и отправлена в лагерь для военнопленных в Карачев. Отцу, когда выпал снег и их стали гонять на расчистку дорог, удалось бежать.

     Боевых эпизодов потом у него было много: и под городом Белый, и на Курской дуге, в Корсунь-Шевченковской и Ясской операциях и др. Но тот июльский бой, когда наши разбили немцев, был первым.

     Отец умер в 1981 году. А меня давно интересует, есть ли официальное подтверждение описанного боя? Кто этот геройский лейтенант? Он заслуживает того, чтобы его подвиг не был безвестным.

Иван ЦВЕТКОВ,
газета "Брянский рабочий" №15 от 28.02.2012г.

     По ОБД Филипп Платонович Цветков не пробивается.Зато все сведения о нем есть на "Подвиге Народа" в наградном листе на медаль "За боевые заслуги": http://podvignaroda.mil.ru/filter/filterimage?path=VS/322/033-0687572-0686+022-0685/00000359.jpg&id=37315410&id=37315410&id1=415b2ec4d2d996841caf9bc64d589de5
     Судя по всему, после побега из плена, Филипп Платонович не стал о нем распространятся (и правильно сделал) и в РККА числится не с июня, а с июля. Интересно бы посмотреть где он проходил службу до июня 1943г? Как бы то ни было, боец 277 инженерного саперного батальона Ф.П.Цветков в полной мере исполнил свой долг перед Родиной.

3

Р.П.Тептюева, г.Почеп:
Память о прошлом в сердце живет

     В сентябре 1941 г. в наш город пришли немцы. С приближением фронта наша семья (мама с тремя детьми, я самая старшая, мне 5 лет) была эвакуирована в деревню Дадоровка Почепского района. Хозяйка приняла нас по-доброму. Помню, у печки стояла плита, к которой приставили доски. Там мы спали. Сестра родилась, когда отца уже забрали на фронт. Мы за собой водили козу-кормилицу. Помню, как мама сказала, что нужно сходить посмотреть, не сожгли ли немцы дом. Шли пешком по Громыкскому рву. Мама с маленьким ребенком, за подол держался брат, а я вела козу. Вдруг навстречу два немца с автоматами. Мы очень перепугались, а мама подумала, что жизнь закончена. Но они прошли и нас не тронули. Мама благодарила судьбу, что остались живы.

     22 сентября 1943 г. советские войска изгнали немцев с Почепской земли. Мы, дети войны, натерпелись много. Войну я вспоминаю, как горькое, страшное время. Мне до сих пор иногда снится лицо погибшего отца, его нет, а я живу, и никуда от этих мыслей не деться. Когда читаю в скорбной Книге Памяти фамилии своих родственников — папиного брата Ивана Сергеевича Шатого, старшего лейтенанта (сгорел в танке 6 апреля 1944 г. в Эстонии), маминых братьев — Павла Федоровича Кухаренко (погиб в бою 20 октября 1944 г. в Восточной Пруссии), Н.Д.Кухаренко (погиб 16 декабря 1943 г. в Житомирской облати), Ивана Федоровича Кухаренко (погиб 15 декабря 1943 г. в деревне Галино Гомельской области), я мысленно кланяюсь им.

     Для нашего поколения годы войны — тяжелейшее испытание, и не дай Бог сейчас тысячной доли тех испытаний, что были в войну. День начала войны и День Победы навсегда останутся в народной памяти.

Р.П.Тептюева,
Газета "Почепское слово", 17.03.2015г.
Источник: http://pochepgazeta.ru/?p=12422

4

Невеселое детство Марии Веселой из с.Красный Рог

http://se.uploads.ru/t/GtdQ6.jpg

     Я живу сейчас на Украине, где льется кровь ни в чем не повинных людей, таких, как я, а в основном — молодежи. Я в 13 лет пережила Великую Отечественную войну и не думала, что моя старость будет проходить в такой тревоге, что невозможно выразить словами. Конца перемирию не видно. Когда смотрю телевизор, вижу только похороны погибших, слезы и плач матерей. Вспоминается пережитое, ведь я еще живой свидетель расправы фашистов над мирным населением. Они приходили грабить и убивать нас при малейшем сопротивлении их жестокостям.

     Помню солнечный день июня 1941 года, когда отец ушел на работу в совхоз «Пятилетка» Почепского района, а мама с нами — детьми — собиралась в лес по ягоды. В дверь постучал посыльной из сельсовета с повесткой для отца. Взволнованный отец быстро собрался и ушел к месту сбора. Перед собравшимися по повесткам мужчинами выступал офицер с речью, затем они сели в повозки и отправились в военкомат г.Почепа. В этот день я видела отца в последний раз.

     Мне никогда не забыть то, что я видела своими глазами, как немцы пришли в село Красный Рог и организовали там комендатуру, где пытали партизан и допрашивали подозреваемых в связях с партизанами. Помню, как на Рождество Христово в 1943 году (а зимы тогда были снежные и холодные) к нам в хату зашел немец и предложил всем собраться в лесу на поляне недалеко от усадьбы А.К.Толстого. Мы пришли на поляну с мамой. Дети очень плакали, так как уже слышали, как немцы расправлялись с людьми в Хатыни. Перед нами выступал офицер, он пригрозил, что все, кто будет иметь связь с партизанами, будут расстреляны. И здесь нашему взору предстало страшное зрелище: из села привели 7 партизан, раздетых донага, обвитых веревкой. Их поставили над высоким оврагом (внизу была река) и на наших глазах расстреляли.

     Моей маме было 37 лет, женщин ее возраста и моложе заставляли работать вдали о дома за 7 километров. Мне было 13 лет, я видела маму усталой и решила ее подменить. Пришла я тогда на станцию Красный Рог, чтобы вместе с женщинами выполнять работу. Перед обедом приехал немецкий офицер и приказал собраться на перроне станции. Там уже строилась виселица. Вскоре привели троих знакомых парней, с которыми я училась в школе (фамилию одного запомнила — Балабанов), и повесили их. У одного парня оборвалась веревка, так к нему подошел немец и в упор выстрелил. Как оказалось, ночью партизаны взорвали Выгоничский мост, и немецкий эшелон с солдатами, ехавший на Запад, угодил в Десну. Мы вспомнили, что видели, как над Брянском освещало небо огненное пламя.

     В нашей хате стояли немцы, они вели себя спокойно. Днем уезжали по деревням грабить жителей, привозили награбленное, жарили кур, готовили мясо. Было это летом, и мы боялись, как бы не загорелась наша хата, крытая соломой.

     В тех деревнях, где бывали партизаны, немцы убивали людей, сжигали дома. Из нашей семьи на фронте был мой отец, а трое близких родственников ушли в партизаны. Староста предупредил маму, если придут забирать скот, чтобы не сопротивлялась, иначе всех расстреляют за связь с партизанами. И мы каждый день ждали расправы, смерти.

     От отца пришло всего одно письмо, он погиб в 1941 году, его имя занесено в Книгу Памяти Брянской области. Он писал матери: «Ухожу в бой, чувствую, что не вернусь, расти детей одна». Отцу было 39 лет, а мама стала вдовой с тремя детьми в 37 лет.

     За убитого немца каратели сожгли Краснорогскую участковую больницу, где заведующей была Мария Григорьевна Кондрашина, тогда же сожгли они и дом А.К.Толстого.

     В партизанском отряде был мой двоюродный брат Николай Иванович Воробьев. Его жена и дочь погибли, были похоронены в Брянском лесу, а Николай остался с годовалым сыном на руках. Могилу жены он после войны не нашел.

     Многие мужчины не вернулись с полей сражений, тяжелая доля выпала и на долю женщин. Моей матери приходилось боронить дорогу с женами партизан, многие подорвались на минах, но моя мать удачно прошла свой путь, дожила до счастливого Дня Победы.

     После войны я училась в Бежицкой фельдшерско-акушерской школе. Это были неурожайные годы, была введена карточная система. Случалось, что люди падали в голодные обмороки, но мы понимали, что наступил мир, что все восстанавливается.

     Сейчас мне 87 лет, и я плачу, вспоминая милую Брянщину с ее лесными богатствами. Нет ничего дороже мира на Земле, и его нужно беречь. Все живое на Земле нужно защищать и беречь.

М.А.ВЕСЕЛАЯ.
г. Первомайский Харьковской области.
Газета "Почепское слово" 23.03.2015г.
Источник: http://pochepgazeta.ru/?p=12489

5

Иван Иванович Сладчиков, г.Почеп.

     С началом Великой Отечественной войны жители Почепского района начали готовиться к обороне населенных пунктов от захватчиков. Почти все население было мобилизовано на рытье траншей и противотанковых рвов.
     Так как большинство мужчин было призвано в армию, то окопы рыли женщины и помогали им дети. Моя мама, Сладчикова Дарья Васильевна, тоже принимала активное участие, а я ей помогал.
Мы рыли противотанковый ров, который начинался от Почепа и проходил между хутором Ленинский и деревней Поповка, далее между Игрушином и Громыками, на Сетолово и дальше в лес. Но фашисты наступали быстро и этими сооружениями наши войска не успели воспользоваться. А вот немцы их задействовали. Когда начали арестовывать коммунистов и евреев, а их в Почепе было много, то их стали расстреливать на краю этих противотанковых рвов, в месте около д.Поповка (это, примерно, в двух километрах от Доманич). Так продолжалось несколько ночей, мы слышали автоматные и пулеметные очереди.
     Однажды среди ночи нас разбудил тихий стук в окно нашей хаты. Мама вышла во двор и занесла в дом окровавленного еврейского мальчика. Он был еле жив, в грязи и крови, сильно ослаблен и напуган. Мама вымыла его в тазу и переодела в мою одежду. Он был мой ровесник, в 1941 году ему было 8 лет. Когда он пришел в себя, то рассказал, что фашисты арестовали всю его семью, маму, двух сестер и его, вывезли ночью на расстрел в ров. Когла раздалась первая автоматная очередь, его мать повалила детей на дно рва, закрыв своим телом. После того, как выстрелы затихли и фашисты уехали, Яша очнулся и выполз из-под тела матери. Мать и сестры были мертвы. Яша пополз в сторону Доманич, говорит, что видел какие-то огоньки. Хотя электричества тогда в деревнях ни было, но в каждой хате были керосиновые лампы.
     С Яшей мы хорошо познакомились и подружились. Он был шустрый, активный. Если увидит у меня или брата какую-нибудь игрушку (тогда у всех были деревянные, самодельные игрушки), то кричал «дай, дай, дай» и так до тех пор, пока игрушку ему не отдавали. Мы не обижались на него, он был для нас своим. Яша рассказывал, что его семья жила в районе Покровщины (так раньше назывался пригород Почепа), на развилке дорог в сторону Громык и Ленинского. Мама его работала врачом или учительницей, а об отце он ничего не говорил.
     Наша мама не разрешала ему днем выходить во двор, только ночью, подышать свежим воздухом. Никто из соседей не знал о Яше. В соседнем доме когда-то жил Алексей, во время коллективизации его раскулачили и сослали в Сибирь. Дом до войны пустовал и его местные полицаи (их было 3-4) использовали для своих целей, в основном пьянствовали. Они находились там днями, а к ночи расходились по своим домам. Но все равно мама опасалась, что Яшу обнаружат и сильно рисковала не только своей, но и нашими жизнями.
     Яша слушался нашу маму во всем и посильно помогал в доме. Он спал с нами рядом на печке или на полу. Кроватей у нас тогда не было. Мальчик попал к нам в августе 1941. Я уже писал в своей заметке «Листая станицы памяти» в рубрике «Навстречу 70-летию освобождения Брянщины» 12 апреля 2013 г., что в целом население нашего села сопротивлялось захватчикам и помогало, чем могло, и красноармейцам, и партизанам. По ночам к нам часто приходили партизаны из одного отряда. Мне запомнилось, что их отряд располагался где-то в лесах между населенными пунктами Глазово, Шуморово, Папсуевка, Шмотовка. Моя бабушка, мать мамы, Матрена Петровна (в девичестве Богдановская), была родом из тех мест, и среди партизан были ее родственники и знакомые. Кроме того, начальником штаба одного из отрядов партизан был двоюродный брат моей матери, Парфен Филиппович Королькевич. До войны он работал главным ветеринарным врачом Почепского района. Несколько раз я видел его ночами, когда он приходил к моей бабушке.
     В марте 1942 Парфен Филиппович увел Яшу к себе в партизанский отряд. Потом он рассказывал моим маме и бабушке, что в мае-июне 1942 года Яшу отправили самолетом на “большую землю”. С тех пор о Яше мы ничего не слышали.
     У Парфена Филипповича не было детей, и мои запоздалые попытки узнать что-либо о его судьбе и судьбе его отряда, к сожалению, результатов не дали.
     Совсем недавно я обзванивал краеведческие музеи Почепского района — Речицы, Шмотовки, Старо-Красной Слободы, Норина, но нигде пока следов того партизанского отряда не нашлось. Если кто-то, читающий эту статью, знает или вспомнит о каких-либо фактах, касающихся Яши или партизанского отряда, огромная просьба сообщить об этом в редакцию газеты.

Гвардии полковник в отставке
Иван Иванович
Сладчиков.

6

Юлия Петровна Торопыно, д.Анохово

Дети войны, мы детства не знали…

     Все дальше и дальше уходят годы Великой Отечественной войны. Но есть у нас еще люди, которые являются свидетелями тех огненных лет. В их числе жительница г.Почеп Юлия Петровна Торопыно.
Родилась она незадолго до войны в деревне Анохово нашего же района. Отца призвали в армию осенью 1940-го года, и сразу он был направлен на западную границу. Петр Федорович был в числе тех, кто в первые же дни войны принял на себя первый удар.
     Маленькая Юлия вместе с мамой — Лидией Ивановной и младшим братишкой Николаем оказались в оккупации. Многолюдная деревня «под немцем» словно опустела — люди просто боялись лишний раз появляться на улице. Новые хозяева, нисколько не стесняясь, регулярно обходили крестьянские дворы, собирая в качестве дани яйца, молоко и частенько прихватывали с собой приглянувшуюся им живность. Впоследствии несколько молодых жителей деревни были в принудительном порядке вывезены на работу в Германию.
     Навсегда запомнилась Юлии Петровне расправа оккупантов над захваченным в плен партизаном. Его привязали веревкой за ноги к хвосту лошади и протащили волоком по земле через всю деревню.
     А самым страшным стало отступление захватчиков в сентябре 1943-го года. Немецкие солдаты забирали и загружали в свои грузовики все продовольствие, которое только могли увезти с собой. То, что не удавалось забрать, безжалостно уничтожали: в деревне захватчиками были убиты все кони, коровы, овцы и козы. Местных женщин заставили таскать солому к мосту через маленькую речушку, который позже и сожгли при своем отступлении. В бессильной ярости удиравшие «господа» предали огню и большую часть деревни, поэтому многим жителям после их ухода пришлось зимовать в наскоро вырытых землянках. Надо ли говорить, что наряду с другими лишениями люди очень страдали и от постоянного голода.
     “Нам выпали очень тяжелые испытания, — говорила Ю.П.Торопыно, — но спасительной тогда была поразительная сплоченность народа. Люди делились друг с другом буквально последними крохами, проявляя удивительную заботу, внимание и чуткость. Невзирая на всеобщую крайнюю нужду, всем миром оказывали помощь самым обездоленным, в чем помогал и восстановленный местный колхоз.”
     В первый послевоенный год на деревню было только два букваря, по которым и училась читать вся детвора. Но ходили в школу, которая располагалась в обычной избе, при этом с великой радостью. Однако не всем довелось встретить светлый праздник Победы. По соседству жила семья Кулешовых, у которых на фронте погибли все мужчины: отец семейства и трое взрослых сыновей. Редкий дом в Анохове обошло горе. Тяжелая доля выпала и матери героини нашего очерка, которой пришлось после войны одной растить и поднимать двоих детей.
     Даже сегодня, по прошествии стольких лет, вспоминать о том, что происходило в военный период, свидетелям того времени нелегко. Но это живые голоса минувшей трагической эпохи, это те страницы нашей истории, которые все мы должны обязательно знать и беречь для своих детей и внуков.

Михаил Никуткин. Фото автора.
"Почепское слово" Почепского района №72-73 от 21.06.2013г.
Источник: http://pochepgazeta.ru/?p=5456

7

Екатерина Филипповна Шавва (Качанова), д. Аксаментово

https://i.imgur.com/9iLrgOpm.jpg

     Екатерина Филипповна Шавва (Качанова) родилась 9 мая 1925 года в деревне Аксаментово Почепского района. И все было хорошо – вокруг  красота русской природы с лугами и лесами, когда в летнюю страду зелень листвы и пестрота луговой травы сливаются с лазурной далью,  а зимой — снега по пояс, трескучие морозы и звезды, размером с большое блюдце, а также любимые школа и родители, старший брат-защитник, и все-все-все, что обещает  счастье впереди.
     Так думает каждый из нас, когда ему 16-17 лет. Так думала и юная Катя. Но 22 июня, вероломно, без объявления войны, немецко-фашистские войска вторглись на территорию нашей страны и день стал ночью, будущее – прошлым, а впереди — только безызвестность, отречение от того, что еще вчера было важным в твоей жизни.  Отступать некуда, слабым быть нельзя, Победу нужно завоевать. И ценой твоего личного вклада тоже, несмотря на то, что тебе всего 16 лет.
     Когда осенью 1941 года фашисты вошли в Аксаментово, жизнь каждого сельчанина, словно паутинка, повисла в невесомости. Молодых парней и девушек стали сгонять на работу в Германию. Да и на работу ли? В Белоруссии был сформирован концентрационный лагерь, куда пригоняли жителей  из окрестностей. И это страшило  больше всего.
     В число тех, кого гитлеровцы записали на отправку в Германию, была и Екатерина Качанова, росточком, как сейчас говорят,  метр с кепкой, хрупкая, юная, сама себе казавшаяся слабой и несмелой. Ее вместе с другими молодыми парнями и девчонками пешком гнали в направлении к Гомелю и вереница людей, окруженных гитлеровцами с овчарками на километры растянулась по дороге.
     Весь путь они думали о побеге. Но куда бежать и как, чтобы пуля не настигла тебя, такого молодого, еще не пожившего, не надышавшегося этим воздухом?  На второй день пути, увидя впереди ровок, несколько молодых людей, не сговариваясь, стремительно  бросились   вниз. Оторопевшие немцы открыли стрельбу, но те, кто спрятался за кустами вдали от идущей  колонны,  которую фашисты не могли оставить, сумели уцелеть. Среди них была и Катя Качанова.
     Пересидев некоторое время в лесу, они сумели вернуться в родную деревню,  стараясь никому не попадаться на глаза.  Но пришла и еще одна беда в семью Качановых. У Катиной мамы, еще  достаточно молодой женщины сорока с небольшим лет,  случился приступ аппендицита. Оперироваться в немецком госпитале она отказалась и после двухнедельных мучений скончалась, оставив повзрослевшую дочь  на попечение мужа, которого не взяли на фронт в связи с преклонным возрастом и невестки – жены Катиного старшего брата, попавшего в действующую армию сразу после срочной службы.
     Отступая, немцы сжигали все вокруг. Но  жители деревни под руководством Катиного отца, Филиппа Андреевича, сбросили мост через реку,  отделяющий Аксаментово от других населенных пунктов,  не дав немцам приблизиться к деревне и сохранив дома сельчан от пожара.
     Это было время, когда некогда было переживать и думать о справедливостях и превратностях судьбы. Задача выжить делала и сильнее, и выносливее, а потому сразу после освобождения от оккупации, в октябре 1943 года,  Катерина пошла работать на станцию Унеча, сначала рабочей, где они восстанавливали железнодорожные пути, а потом и дежурной по станции. Учиться ей пришлось в помещении железнодорожного клуба им. 1 Мая, от которого остались одни стены, а вместо потолка было голубое небо, ронявшее порою на их головы тяжелые  капли.
     Выучившись в Унече и в Калуге, Катя работала дежурной  по станции на ветке Унеча-Робчик, где  она пешком ходила на работу на разъезд Немолодва, ночью в одиночестве встречая и провожая поезда. Возвращаться в Аксаментово ей приходилось также ночами, в темноте, с зажженным фонарем, зачастую убегая от гнавших ее волков. Впоследствии, забрав с собой отца, Катя с ним поселяется в землянке на станции Коробоничи.
     Но война закончилась и мирная жизнь стала входить в дома людей. Отец потихоньку отстроил небольшую хатку, Катя познакомилась с молодым железнодорожником Шавва Михаилом Давыдовичем и стала его женой. Но еще долго приходилось им жить, преодолевая судьбу и обстоятельства, чтобы поставить на ноги четверых детей.
     Екатерина Филипповна  не раз ездила на крыше товарняков в Москву, чтобы обменять продукты на нужные для дома вещи. И путь этот занимал не 8 часов, как сегодня, а из средств безопасности была только труба, торчавшая из крыши вагона,  держаться за которую нужно было  всю дорогу. В пути, занимавшем несколько суток,  в жару на крыше  люди подогревались, как на сковородке, а зимой – примерзали к ней, всей одеждой, что была одета на них.  И никто не роптал. Потому что закончилась война, смерть прошла стороной, а все проблемы неустроенной жизни казались  смешными по сравнению с пережитыми временами.
     Также таскала на себе Екатерина и по два пуда  муки, купленного на станции Брянск -1 до станции Брянск-2, чтобы привезти домой и накормить детей, занималась  подсобным хозяйством и огородом, вынужденная уйти с работы, потому что детей, которых было четверо,  оставить было не на кого.
     Когда Екатерина была беременна последним ребенком — сыном Александром, — в их доме случился пожар и молодой маме пришлось на сносях выпрыгивать из окна, помогать тушить воспламенившийся дом, сбивать огонь с отца,  Филиппа Андреевича, жившего вместе с ними, поле чего в считаные часы благополучно родить сына.
     Сегодня у Екатерины Филипповны осталось трое детей, дочь Антонина преждевременно  ушла из жизни.  Дочь Людмила и сыновья Евгений и Александр в свое время уехали в Петербург (Ленинград).   Дети подарили бабушке восемь  внуков, пополнилась семья и пятью правнуками. Однако 10 лет назад Людмила вернулась в родные края, к земле, поближе к матери, где солнца и зелени больше,  а прилетающие  по утру птицы поют о  том, что радость — в простых вещах, в каплях росы на непроснувшейся траве, в шелесте листвы цветущих садов, хлопотливом жужжании пчел.
     В красивый майский день 9 мая, в свой 95 юбилейный день рождения  и 75-лений юбилей Победы в Великой Отечественной войне, Екатерина Филипповна, получила именное поздравление от Президента РФ Путина В.В., губернатора Брянской области Богомаза А.В., главы района, секретаря Унечского МО партии «Единая Россия» Шатоба М.А., заместителя главы администрации Сверделко В.В., депутата Брянской областной Думы Довгалева М.М., сотрудников ГБУ КЦСОН Унечского района, которыми была очень тронута. Ей очень хочется сказать слова благодарности  за теплые поздравления, которые она передает  через районную газету каждому из приехавших поздравить ее в этот день.
     А еще Екатерина Филипповна очень хочет увидеть Парад Победы, который перенесли  в этом году на более позднюю дату и вспомнить всех тех, кто был с нею рядом за эту долгую жизнь, в которой было столько  печали и радости и в которой  мужество стало нормой жизни, как для нее самой, так и для всего  поколения ее ровесников.

Евг.Бушнева, внештатный корреспондент
20.05.2020, газета "Почепское слово"
Источник: https://unecha-gazeta.ru/society/2020/0 … go-rajona/


Вы здесь » ФОРУМ ПОИСКОВИКОВ "БРЯНСКИЙ ФРОНТ" » СТРОКИ ОПАЛЕННЫЕ ВОЙНОЙ » Воспоминания о войне. Почепский район.